Последние новости
Домой / Танах

Танах

Порядок описания сосудов Скинии и его смысл

Рав Ионатан Гросман

Вторая половина книги Исход в основном занимается Скинией, ее сосудами и другими принадлежностями, а также различными заповедями, связанными с ней. В этой  части книги шесть раз приводится перечень, описывающий структуру Скинии и ее принадлежности. Порядок в этих шести перечнях разный, и построен по одной из двух моделей:

Одна модель встречается в первом перечисление сосудов, когда Бог говорит о них Моисею (главы 25-31).

По второй модели построены все остальные пять списков (главы 35-81).

Порядок принадлежностей Скинии во второй модели ясен и естественен. Список начинается со структуры Скинии, а затем описывает сосуды в соответствии с их расположением в ней. Чем глубже внутри Скинии находится предмет, тем раньше он находится в списке. Таким образом, Ковчег и Керувы, находящиеся в Святая Святых, располагаются в начале перечня, после чего описываются Менора и Стол Предложения, которые находятся в Святилище Храма.

Порядок, в котором перечисляются сосуды в первом списке, отличается от этого естественного порядка сосудов во второй модели. Сначала может показаться, что и здесь порядок «географический», то есть в соответствии с местоположением, но вскоре обнаруживается ряд нарушений этого порядка. Мы займемся двумя отрывками, нарушающими этот классический порядок. С оного из таких отрывков начинается наш недельный раздел Тецаве, а другой ее завершает. Первых отрывок говорит о заповеди зажигать Менору, а второй о жертвеннике воскурения.

Чтобы понять смысл отклонения от естественного порядка перечня принадлежностей Скинии, в заповеди зажигания Меноры, рассмотрим этот перечень:

  1. Ковчег
  2. Керувы
  3. Менора
  4. Стол Предложения
  5. Структура Скинии
  6. Завесы (массах и парохет)
  7. Медный жертвенник
  8. Двор Скинии
  9. Менора – постоянно горящая свеча
  10. Облачение священников
  11. Освящение священников и жертвенника
  12. Жертвенник воскурения
  13. Половина шекеля
  14. Умывальник
  15. Елей для помазания
  16. Воскурения
  17. Назначение Бецалеля и Аhолиава
  18. Суббота

 

На первый взгляд,  тут имеется три отклонения от ожидаемого порядка (т.е. отклонений от порядка «от внутренней части Скинии к внешней»):

  1. Заповедь зажигать Менору появляется уже после того, как Тора описала двор Скинии и его жертвенник, хотя зажигание Меноры относится к внутренним принадлежностям Скинии.
  2. Заповедь о жертвеннике воскурений, которым заканчивается наш недельный раздел, приводится только после отрывков о посвящении священников, хотя этот жертвенник находится в Святилище, рядом с Менорой и Столом.
  3. Умывальник, о котором говориться в следующем недельном разделе, тоже не находится на своем естественном месте, в описании двора Скинии.

Чтобы понять, почему зажигание Меноры не упоминается рядом с заповедью о Меноре и откладывается до вопросов связанных со священниками, нужно сначала изучить общую структуру Скинии. В Доме Всевышнего есть два помещения: Святилище и Святая Святых. Фактически, в каждом доме есть как минимум две комнаты — гостиная, куда заходят гости, где владелец дома ест и общается со своими гостями, и спальня, дверь которой обычно закрыта, в которую могут войти только хозяева.

Представляется, что Скиния, Дом Всевышнего, построен также. Внешняя комната (Святилище) – это место, куда входят священники, там накрывают Стол перед Творцом Вселенной и зажигают свет в его Святилище. В то же время, есть внутренняя комната, в которую запрещено входить, и дверь (Занавес) скрывает ее от глаз посторонних. Это внутренняя комната, в которой находятся Керувы» (см. Комментарий Раши к книге Царств 11:2, в котором он сравнивает спальню со Святая Святых).

Похоже, что между этими двумя помещениями в Скинии существует тесная связь, по крайней мере, об этом свидетельствуют находящаяся там утварь Скинии. В Святая Святых находится Ковчег и Керувы. В Святилище есть Стол Предложения и Менора. Представляется, что Тора специально описывает эти две пары принадлежностей Скинии, таким образом, чтобы проявить связь между ними. Стол, сделан из дерева шитим и покрыт золотом, что очень похоже на описание Ковчега, который также сделан из дерева шитим и покрыт золотом. Также и описание Меноры и керувов очень похоже:

Крышка и Керувы

И сделай Крышку из чистого золота: два локтя с половиною длина ее и полтора локтя ширина ее. И сделай двух Керувов из золота; чеканной работы сделаешь их на обоих концах Крышки. И сделай одного Керува с одного края и одного Керува с другого края, из самой Крышки сделайте Керувов на обоих краях ее. И будут Керувы с распростертыми вверх крыльями покрывать крыльями своими Крышку, а лицами своими друг к другу; к Крышке да будут лица Керувов. И положи Крышку на Ковчег сверху; а в Ковчег положишь откровение, которое Я дам тебе. И буду Я открываться тебе там и говорить с тобою поверх Крышки, из среды двух Керувов, которые над Ковчегом откровения, обо всем, что буду заповедывать через тебя сынам Израиля.

 

Менора

И сделай светильник из золота чистого; чеканный да сделан будет светильник; бедро его и стебель его, чашечки его, завязи его и цветы его должны быть из него. И шесть ветвей выйдут из ее сторон: три ветви светильника с одной стороны его, и три ветви светильника с другой стороны его. Три чашечки миндалеобразные на одной ветви, завязь и цветок; и три чашечки миндалеобразные на другой ветви, завязь и цветок. Так на шести ветвях, выходящих из светильника. А на (самом) светильнике четыре чашечки миндалеобразные, завязи его и цветки его. Завязь под двумя ветвями его и (еще) завязь под двумя ветвями его, и (еще) завязь под двумя ветвями его, у шести ветвей, выходящих из светильника. Завязи их и ветви их должны быть из него же, весь он одной чеканки, из чистого золота. И сделай семь лампад его, и зажжет он лампады его, чтобы он освещал лицевую сторону свою. И щипцы к нему, и совки к нему из чистого золота. Из таланта золота чистого пусть сделают его со всеми этими принадлежностями. Смотри же, и сделай их по образцу, какой тебе показан на горе.

Менора и Керувы — единственные принадлежности Скинии, сделанные из чистого золота, из единого куска. Помимо этого, как мы уже сказали, Писание подчеркивает связь между ними, также и в их описании. Эти две принадлежности Скинии Писание представляет нам, как утварь, у которой есть два противоположных конца, которые обращены к центру. О Меноре написано: «Три ветви светильника с одной стороны его, и три ветви светильника с другой стороны его… чтобы он освещал лицевую сторону свою».   А о Керувах написано: «одного Керува с одного края и одного Керува с другого края… а лицами своими друг к другу; к Крышке да будут лица Керувов».

И не только две стороны должны быть обращены к центру, но они также выходят из него. Про  Менору мы читаем: «И шесть ветвей выйдут с ее сторон … Завязи их и ветви их должны быть из него же». И про Керувов мы читаем: «Чеканной работы сделаешь их на обоих концах Крышки ….Из самой Крышки сделайте Керувов на обоих краях ее».

Таким образом, перед нами похожие и параллельные модели, причем Керувы находятся в Святая Святых, а Менора, находится в Святилище.

Чтобы определить различие между двумя помещениями, как нам кажется, нужно  рассмотреть положение человека, стоящего перед Богом. Святая Святых отражает обращение Всевышнего к человеку, там находятся Скрижали, которые являются «Божественным письмом», как сказано: «И положи Крышку на Ковчег сверху; а в Ковчег положишь откровение, которое Я дам тебе». (25:21) И через Керувов Моисей слышит слово Всевышнего: «И буду Я открываться тебе там и говорить с тобою поверх Крышки, из среды двух Керувов» (25:22). Это внутреннее, скрытое помещение в доме Всевышнего, и человек не должен входить туда, ибо там раскрывается Всевышний (будь то вечное откровение — скрижали или одноразовое откровение – речь Бога из среды Керувов). С другой стороны, в Святилище человек служит своему Создателю — он зажигает перед Ним свет, накрывает для Него стол и возжигает для Него воскурения. Здесь человек обращается к Богу и служит Ему.

Это различие связано с другим различием. Представляется, что можно соотнести эти два помещения с Моисеем и Аароном. В описании назначения внутренней утвари, которое мы приводили выше, обращает на себя внимание личное отношение проявляющиеся в словах Бога Моисею: «откровение, которое Я дам тебе» (21), «И буду Я открываться тебе там и говорить с тобою поверх Крышки» (22). И разве Божественное слово продолжало звучать над Крышкой Ковчега и в следующих поколениях? Из простого смысла Писания, создается впечатление, что такого больше не происходило. Моисею разрешено заходить во внутреннее помещение, в котором ясно Божественное Откровение, как Вечных Скрижалей, так и одноразового Божественного Слова. Но после его смерти уже нельзя заходить в это помещение. Моисей дал народу Скрижали Завета и получил Божественное Слово: «Обо всем, что буду заповедывать через тебя сынам Израиля». И это относится к внутреннему, скрытому помещению, Святая Святых.

Но в помещении Святилища подчеркнута роль Аарона. Это помещение отражает служение человека, и его посланцев – священников перед Всевышним. Во время освящения Скинии, Моисей служил в ней и исполнял все обязанности священников. Но, по некоторым мнениям, уже тогда Аарон, а не Моисей зажигал свечи Меноры. Потому что есть тесная связь между Аароном и зажиганием Меноры. Поскольку Менора выражает высшую ступень служения человека стоящего перед Всевышним.

Точно так же, как Керувы представляют собой высшую ступень Божественного обращения к человеку, так и Менора, которая параллельна Керувам, представляет собой высшую ступень служения человека стоящего перед Богом. Человека, который служит Богу, даже если Бог не открывается ему постоянно. Моисей не подходит для зажигания Меноры, потому что его отношения с Богом основаны на прямом обращении Бога к нему: «Устами к устам говорю Я с ним, и явно, а не загадками» (Числа 12:8). С другой стороны, Аарон отвечает за зажигание Меноры. И больше того, подчеркивается, что частью его посвящения в должность священника является зажигание Меноры. (В связи с этим,  можно объяснить, почему такое важное место заняла Менора в период Второго Храма. К тому времени уже не было Ковчега и Керувов, а их заменила Менора. Это  указывает на духовное различие между двумя Храмами. В Первом Храме было откровение Шхины, которое олицетворяли Ковчег и Керувы, а во Втором только служение человека, которое олицетворяет Менора).

Таким образом, понятно почему в нашем первом списке, с зажигания Меноры начинается отрывок, относящийся к священникам. Сразу после зажигания Меноры, мы читаем о заповеди священных одежд, об их освящении и служении на жертвеннике всесожжения.

Второе отклонение от естественного порядка – это отрывок о жертвеннике воскурения, и объяснить его еще сложнее. Перед заповедью о жертвеннике воскурения мы читаем стихи, которые очевидным образом описывают завершение строительства Скинии:

«И освящу шатер соборный и жертвенник, и Аарона и сынов его освящу, чтобы священниками служить Мне. И буду обитать среди сынов Израиля, и буду им Богом. И познают они, что Я Господь, Бог их, который вывел их из земли Египетской, дабы обитать Мне среди них. Я Господь, Бог их.  (29: 44-46).

Вызывает удивление, что уже после этого завершения Тора приводит заповедь построения жертвенника воскурения. Почему же эта заповедь не появилась на своем месте (рядом с Менорой и Столом Предложения находящимися в Святлище), почему она появляется лишь после завершения описания построения Скинии?

После отрывка, в котором говориться о жертвеннике воскурения, мы читаем об Умывальнике, о котором  предположительно тоже должно быть  написано ранее, там, где говориться о жертвеннике всесожжения и о других сосудах Скинии находящихся во дворе. Но написано о нем только после завершения описания Скинии.

Таким образом, жертвенник всесожжения и Умывальник, описаны в конце, и в отношении местоположения этих двух принадлежностей Скинии в перечне есть похожая проблема. Возможно, и решение этой проблемы  должно быть одним и тем же. В отличие от основных принадлежностей Скинии, Умывальник не является сущностной частью Скинии как дома Всевышнего. Его цель — дать священникам возможность служить в скинии. Он только средство, которое дает возможность совершать служение: жертвоприношения на жертвеннике всесожжения, зажигание Меноры, Хлеба Предложения и т.д. Поэтому место Умывальника в перечне не среди других сосудов Скинии, и он появляется уже после завершения всего описания. Именно потому, что он не является частью основных принадлежностей, определяющих Скинию.

Точно то же самое можно сказать о жертвеннике воскурений. Из описания службы Судного Дня мы узнаем, что облако благовоний позволяет нисхождение  Шхины перед людьми – « ибо в облаке являться буду Я над Крышкою» (17:2). Это своего рода завеса, цель которой затуманить откровение. Возможно, что в этом заключается функция жертвенника воскурений в течение всего года: он предназначен для того, чтобы позволить Шхине обитать в скинии и прикрывать ее раскрытие. В соответствии с этим становится ясно, почему жертвенник воскурения не упоминается рядом с другими сосудами, поскольку он, как и Умывальник, только дает возможность раскрыть Божественное Присутствие в Скинии, позволяет решить «проблему» заключающуюся в раскрытии Шхины человеку.

И всюду в Танахе, перед Божественным Откровением, или во время его, есть сокрытие, которое позволяет встречу с Божественным Откровением. В историях Торы, Бог спускается в облаке. И перед тем, как колесница Шхины оставляет Иерусалим и движется по направлению из города, ангел повелевает рассыпать по городу горящие угли, чтобы создать дымную завесу: «Войди меж колесами под Керувом, и наполни пригоршни твои угольями, горящими меж Керувами, и брось на этот город. И он вошел на моих глазах». (Иехезкиэль 10:2)

Также, как Умывальник делает возможным служение священников, жертвенник воскурений дает возможность Шхине покоится в Доме Бога. Поэтому они записаны рядом. И то и другое – вспомогательное средство для функционирования Скинии. Поэтому они добавлены после описания построения всей Скинии и ее базовых принадлежностей.

−−−−−−−−−*−−−−−−−−−

Перевод статьи с сайта Танах колледжа «Гецог»

Простое понимание закона «Если при подкопе замечен будет вор»

Профессор Йоэль Элицур

Если украдет кто быка или овцу и зарежет его или продаст его, то пять быков заплатит за быка, а четыре овцы за овцу. Если при подкопе замечен будет вор, и побит будет (так), что умрет, то нет за него вины крови.  Но если сияло над ним солнце, то за него вина крови; он (вор) должен платить, а если нечем ему (платить), то пусть продадут его за украденное им. Если найдется в руках его украденное – бык ли, осел ли или овца живыми, пусть заплатит вдвое.

Исход 21:37-22:3

Наши мудрецы объясняли стихи, в которых говориться о подкопе так: «Если ему очевидно, как солнце, что вор в мире с ним, не имеет права убивать, а если такой уверенности у него нет – то может убить вора» (Сангедрин 72, а). У наших мудрецов были важные соображения для такой трактовки стиха, и галаха соответствует приведенной трактовке. При этом, все же, такое объяснение далеко от простого смысла стиха. И мудрецы воспользовались стихом для того, чтобы обосновать закон, но это не отменяет простого смысла.

Онкелос переводит это место в стихе так: «Если свидетели увидели его…» и не совсем понятно, что имеется в виду, так как, при отсутствии свидетелей невозможно присудить к наказанию никакого убийцу. И с другой стороны, что меняет в ситуации наличие свидетелей, если они не в состоянии остановить вора, и он все еще представляет собой угрозу для хозяина дома. Оба эти соображения привел Раавад в своих комментарях к Мишне Тора Маймонида, в законах о воровстве.

Все комментаторы простого смысла Торы, а также и исследователи объясняют смысл стиха так: тот кто делает подкоп ночью, может быть убит, и на хозяине нет ответственности за пролитую кровь, а, если это случилось днем, то несет ответственность. Раавад именно таким образом устанавливает галаху. Другие же считают, что Писание тут дает общее указание на то, что следует различать между опасным и не опасным вором. И так понимает это приведенный в начале комментарий Талмуда.

Но представляется, что в таком рассмотрении приведенного отрывка не учитываются некоторые особенности его структуры и стиля.

  1. Писание не утверждает, что тот кто убьет вора, роющего подкоп ночью – не виновен, и что такого вора разрешается убить.
  2. Структура стиха содержащая несколько «если»… «если» обычно в языке предполагает две стороны одной и той же медали, а в нашем стихе, первое «если» – описывает базовую ситуацию, а второе «если», как именно происходило дело. По принятым в формализованых законах стандартам, мы могли бы ожидать такой формулировки: «Когда будет обнаружен вор в подкопе, и его убили, то если дело было ночью, то нет на убийце вины, а если днем, то виноват». Комментаторы простого смысла: Ибн Эзра, Рашбам и другие, предполагают, что «в подкопе» – само по себе означает ночью, так как днем никто подкопов не делает. Но из стиха это не следует однозначно.
  3. Представляется (и это требует еще проверки) что когда Писание противопоставляет две разных ситуации, то в описании второй ситуации оно не пользуется местоимением, соотносящимся с субъектом упоминающимся в первой ситуации, так как описывает существенно другой случай. Например в  книге Второзаконие (22:23-25): «Если будет молодая девица обручена с мужчиной, и встретит ее кто в городе, и ляжет с нею….  Если же в поле встретит мужчина отроковицу обрученную и схватит ее, и ляжет с нею». Во втором стихе Писание не говорит «Если же в поле встретит он ее«, т.е. не пользуется местоимением, и поэтому понятно, что идет речь о совсем другой ситуации, другой девушке. В нашем же случае, употребление местоимения означает, что Писание все время говорит об одном человеке, о том же воре, о котором говорилось вначале.
  4. Слова «сияло солнце» (зарха hа-шемеш) правильно было бы перевести как «засияло солнце», так как в оригинале имеется в виду изменения происходящие во времени (Как в стихах Исход 22:25 « до захождения солнца возврати ее ему» и Бытие 32:32 «И засияло ему солнце, когда он проходил Пнуель«). Писание специально использует оборот «засияло солнце«, а не «если дело было днем«.
  5. Главная трудность в этом отрывке – это его структура. Отрывок начинается с «Если украдет кто быка или овцу…. пять быков заплатит за быка, а четыре овцы за овцу» – то есть с имущественного закона, потом переходит к «Если при подкопе замечен будет вор… если сияло над ним солнце, то за него вина крови » – т.е. к уголовному праву,  а именно к праву хозяина дома защищать себя, даже ценой жизни вора, и к защите жизни вора в ситуации, когда нет опасности для хозяина. И после этого в середине стиха, Писание возвращается к вопросу выплат: » он (вор) должен платить, а если нечем ему (платить), то пусть продадут его за украденное им. Если найдется в руках его украденное… пусть заплатит вдвое«. Библейская критика решила, что тут в Писании ошибка, и «должен платить» должно находиться в другом месте этого отрывка. Ибн Эзра считает, что Писание в этом стихе возвращается к разъяснению предыдущего стиха, он приводит еще два аналогичных примера из Писания. Тем не менее, его объяснение не снимает трудности.
  6. Следует также отметить, что определенный артикль у слова вор (hа-ганав) может намекать, что в стихе идет о том же самом человеке, о котором говорилось до этого, в предыдущем стихе, где обсуждалась обязанность уплатить.

Поэтому представляется, что основной идеей этого отрывка не является «Того кто пришел тебя убить – убей первым». Это правило – самом собой разумеющееся, и оно представляет собой только базовое положение в отношении обсуждаемого стиха.

Основой же галахи приведенной здесь является правило «человек имеет право устанавливать для себя закон». А именно, первым на кого возложено установление справедливости в отношении человека – это сам человек, который стал жертвой. И это не только право на самооборону, но также и право самому напасть на того, кто крадет твое имущество, вредит ему или должен тебе деньги, когда ты намереваешься возвратить  принадлежащее тебе. И это право реализуется раньше, чем возможность обратиться в суд или к судье.

В случае воровства – самое лучшее это предотвратить воровство в момент его совершения. Если же это не удалось, то следует по возможности быстро найти украденное, пока еще оно в руках вора и скотина (если это была скотина) жива. Если же она зарезана и продана – то нужно требовать уплаты указанных штрафов. Чем основательней вор завладел имуществом, тем важнее его оштрафовать, чтобы отвратить его от повторения таких действий.

Таким образом, предотвращение воровства и возвращение имущества, прежде всего возложено, на самого пострадавшего. И он имеет право пойти и бить вора, пока тот не вернет украденного. И только в том случае, когда он не может это сделать – должен обратиться в суд (Исход 22:8) «…дело дойти должно до судей«. И Писание говорит нам, что когда пострадавший защищается от вора в момент совершения кражи, то он не виновен, но если напал на него на следующий день, т.е. после того, как была совершена кража, и как результат вор был убит – то тогда он виновен в пролитии крови. И не смотря на то, что и ночью и днем, мы опасаемся, что вор может убить хозяина (так как это комментируют наши мудрецы), тем не менее, тот, кто защищает свой дом ночью – невиновен, а тот, кто пришел сводить счеты назавтра – виновен.

В соответствии с этим комментарием, понятно согласование отдельных частей отрывка. Тут приводится один закон и одна тема.

В завершении следует упомянуть комментарий Шадаля к данному отрывку, в котором он в общем виде приводятся соображения, на которых основывалась эта статья.

−−−−−−−−−*−−−−−−−−−

Перевод статьи с сайта Танах колледжа «Гецог»

 

 

 

 

Когда же затрубит рог, они взойдут на гору

Рав Ионатан Гроссман

 

Перед тем, как Божественное Присутствие (Шхина) снизошло на гору Синай, Всевышний потребовал от Моисея, чтобы ограничили подход к ней и освятили ее, чтобы ни один человек и ни одно животное не было на этой горе, когда туда снизойдет Шхина. Как сказано (Исход 19:12-13).:

«И проведи границу для народа кругом, говоря: берегитесь восходить на гору и прикасаться к краю ее; всякий, кто прикоснется к горе, должен умереть. Да не прикоснется к такому рука, а камнями да будет он побит или застрелен; скот ли, человек ли, да не останется в живых. Когда же затрубит рог (hа-йовель), они взойдут на гору».

Однако, мы видим, что вместе с тем, что строго подчеркнуты ограничение доступа на гору, и запрет прикасаться к ней, одновременно Всевышний заповедует Моисею: «Когда же затрубит рог, они взойдут на гору». И это повеление требует объяснения и разбора. Как видно, слово йовель в этом предложении означает рог. Так объясняют его значение все средневековые комментаторы Писания. Например Раши пишет: «Это шофар из бараньего рога, ибо в Аравии овна называют «йовла«. И тут Раши следует за Талмудом (Рош hа-Шана 26 а). Ибн Эзра в своем комментарии идет еще дальше и объясняет, что год «йовеля» –  юбилейный год, (т.е. пятидесятый год, наступающий после семи семилетних циклов шмиты) называется йовель из-за того, что в Судный день пятидесятого года заповедано трубить в рог (йовель), чтобы отметить этот год. И это же следует и из другого источника в Писании, в котором упоминается выражение «мшох hа-йовель«. Во время первой войны, которую вел Иеhошуа и сыны Израиля, когда они вошли в Землю Израиля, в Иерихоне (Иеhошуа 6:5): «И будет, когда затрубят в бараний рог…»

Однако, главный вопрос в отношении этого стиха – какова была программа?  Если сейчас Моисей ограничивает народ от поднятия на гору, так как на нее должна снизойти Шхина, как же он говорит им дальше, чтобы они в определенный момент (когда затрубит рог) начали на гору подниматься? И о каком роге здесь говориться?

В дальнейшем описании Синайского Откровения, мы действительно слышим о звуке рога, который все время усиливается (Исход 19:16).

И вот, на третий день, при наступлении утра, были громы и молнии и облако густое на горе, и усиливающийся, очень громкий звук рога…

В то время, что звук рога усиливается, и Шхина покоится на горе, и именно в это время запрещено народу восходить на гору и даже дотрагиваться до ее края. Как же нам понять слова Бога: «Когда же затрубит рог, они взойдут на гору»?

В связи с этим, Рашбам (а также комментаторы Бхор Шор и Хезкуни) комментирует, что то, что в Писании сказано «би-мшох hа-йовель» – нужно понимать не как «когда затрубит», а как «когда прекратится трубление». Т.е., когда рог перестанет издавать трубные звуки, только тогда можно будет народу подняться на гору. И этот комментарий хорошо объясняет последовательность событий. Моисею заповедано ограничить доступ народа на гору все то время, что там покоится Шхина. И явным знаком этого является звук рога, который раздается, когда снисходит Шхина, и таким образом, ограничение в силе все время, пока слышны звуки рога, т.е. то того момента, когда Шхина оставляет гору.

Проблема в таком понимании, лингвистическая. Как мы уже ранее упоминали, слово «мшох» по отношению к рогу упоминается в Писании еще один раз, в описании войны с Иерихоном. И в этом описании однозначно понятно, что идет речь о трублении, а не о прекращении его. Как сказано там:

«И будет, когда затрубят в бараний рог, когда услышите звук рога, пусть весь народ закричит громким голосом; и обрушится стена города на своем месте, и поднимется народ, каждый со своей стороны».

Невозможно этот стих понять в соответствии с комментарием Рашбама. Так как, из стиха следует, что народ должен действовать именно после того как затрубят в рог и народ услышит звук рога. А, если слово мшох означает прекращение трубления, как народ после этого может услышать его звук?

И, поскольку в книге Иеhошуа это слово означает трубление, то в нашем контексте мы должны объяснить, во время какого трубления можно было народу подняться на гору Синай.

Одно из возможных направлений для объяснения этого приводится в Талмуде (Таанит 21 б, Бейца 5 б). И этого направления придерживаются также и Раби Саадия Гаон, и Раши и Ибен Эзра вслед за ним. Так объясняет Ибн Эзра:

«Так говорил Гаон: Когда затрубит Моисей в рог, тогда можно будет им подняться. И это осуществилось, когда Моисей  спустился в Судный День, и заповедал построить Скинию».

В соответствии с этим пониманием, слова «Когда же затрубит рог» относятся к другому трублению, к тому, который в будущем должен протрубить Моисей. И не звук рога «усиливающийся, очень громкий» разрешал подняться на гору, а в будущем Моисей должен будет протрубить в рог, когда он спустится с горы в Судный День, и именно это трубление разрешит народу подниматься на гору, когда уже не будет на ней святости.

Однако, если читатель захочет найти, где говорится об этом трублении, то не сможет сделать этого. Так как мы не слышали о трублении, которое бы трубил Моисей и обозначил этим снятие ограничений в отношении горы. Конечно, верно, что многие частности происходящего Писание нам не раскрывает, но если все же Тора потрудилась сообщить нам, в эти возвышенные мгновения, перед дарованием Торы народу, такую деталь будущих событий, как некое трубление в рог, то мы вполне легитимно ожидаем, что в какой-то момент нам расскажут и как это трубление реализовалось.

И больше того. Сразу после того, как мы читаем указание о «затрубит рог» мы читаем и про звук рога, который символизирует снисхождение Шхины именно на гору. Можно ли не обращать внимание на эту связь, и предположить, что было дополнительное трубление, назначение которого была совершенно противоположно первому трублению, прямо описанному в Торе, а именно, это трублении обозначало уход Шхины. И возможно это трубление вообще не упомянуто?

Из-за того, что очевидна связь между двумя упоминаниями трубления в Торе, Рашбам их связал, но ему пришлось иначе интерпретировать слово «мшох«, предположить, что в данном контексте, это прекращение трубления, и тогда можно объяснить о чем именно говорит Писание.

Хотелось бы предложить интерпретацию, которая исходит из той связи, которую приводит Рашбам в своем комментарии, но при этом исходит из понимания слова «мшох«, как трубление, как это явствует из книги Иеhошуа.

В войне за Иерихон трубление в рог была знаком для всего народа, что он должен зайти в город и разрушить его. Перед началом войны в Иерихоне мы прочитали странный отрывок, рассказывающий о встрече Иеhошуа с ангелом (Иеhошуа 5:13-15):

И было, когда был Иеhошуа близ Иерихона, поднял глаза и увидел: вот, стоит пред ним человек, и меч обнаженный в руке его. И подошел Иеhошуа к нему, и сказал ему: наш ли ты или из неприятелей наших? И сказал он: нет, я вождь воинства Господня; теперь пришел я. И пал Иеhошуа лицом своим на землю, и поклонился, и сказал ему: что господин мой скажет рабу своему? И сказал вождь воинства Господня Иеhошуа: сними обувь твою с ноги твоей, ибо место, на котором ты стоишь, свято оно. И сделал Иеhошуа так.

Немедленно после этой странной встречи мы читаем о войне в Иерихоне, и о большом чуде, разрушения его стен. Встреча Иеhошуа с ангелом, в основном по языку, которым пользуется Писание, напоминает откровение Моисею из «неопалимой купины» – горящего куста. Там Моисей встречает ангела, который говорит с ним из пламени огня. И там Моисей получает такое же указание, совершенно теми же словами: «Сними обувь твою с ноги твоей, ибо место, на котором ты стоишь, свято оно» (Исход 3:5).

Почему же место, в котором происходило Откровение из горящего куста, удостоилось такого возвышенного определения, как «святое место», до такой степени, что потребовалось снять там обувь? Это разъяснено еще до того, как поступило само указание: Моисей пасущий скот доходит до «Горы Бога в Хореве«. И Всевышний сказал это ему прямо (Исход 3:12): «При выводе твоём народа из Египта вы совершите служение Богу на этой горе«. Т.е. Откровение Моисею из горящего куста происходило именно на том месте, где в будущем произошло Синайское Откровение для всего народа. И потому что в будущем на это место должна снизойти Шхина – оно определяется, как священная земля.

В соответствии с параллелью, которую мы привели, представляется, что в определенном смысле, Иерихон выступает как место, в котором должно в будущем произойти откровение. Так как мы видели, что это место определено заранее, как место раскрытия Шхины. Это откровение по своей форме отличается от Синайского Откровения. Форму его раскрытия разъясняет ангел, который говорит: «Я вождь воинства Господня«. Это откровение связано с армией и войной и поэтому в руке ангела – меч. И хотя и говорится тут про откровение отличающееся по своей форме от Синайского, тем не менее, это откровение, и поэтому ангел требует от Иеhошуа, чтобы тот снял обувь, так как он стоит на «священной земле», на земле на которую в будущем снизойдет Шхина.

Снисхождение Шхины в войне за Иерихон, связано, конечно, с явным чудом, которое было одной из сторон этой войны. Она была Первой войной, которую вел Израиль, сразу после входа его в Землю Израиля. Шхина активно участвует в этой войне. Она воспитывает народ, в понимании того, что и войне в Израиле и в заселении страны, не смотря на то, что обычно управление Всевышнего происходит через природу (не так, как это было в пустыне, когда им спускалась манна с Небес, и когда Моисей поднимал руки, Амалек терпел поражение), тем не менее, Всевышний продолжает идти с народом и Его управление охраняет и заботится о безопасности и успехе народа.

И чтобы Шхина реально снизошла в Иерихоне и победила врагов Израиля, была необходимость в трублении в рога, совсем также, как это было на горе Синай, где она снисходила под звук трубления. Как сказано в Псламах (47:6): «Восходит Бог под звуки труб, Господь — под звуки рога!» И именно по этой причине, было запрещено брать трофеи в Иерихоне, так как весь этот город был освящен.

Исследование войны в Иерихоне важно само по себе но выходит за рамки нашей темы. Мы лишь хотели обратить внимание на два особых выражения, которые встречаются только в этих двух историях и в похожей форме. Точно также, как было заповедано народу, когда они услышат звуки рога, взойти и войти в Иерихон, также и на горе Синай, назначением трубления в рог было – дать народу знак, что все должны подняться на гору и встретиться со Всевышним, который уже снизошел на нее.

Действительно, в начале, когда снисходил Бог на гору Синай, было необходимо остерегаться всякого прикосновения к горе, ограничить ее, освятить ее. И это подобно тому, как семь дней обходили город Иерихон, и не входили в него. Однако, «Когда же затрубит рог, они взойдут на гору«, в тот момент, когда народ услышит трубление в рог, это знак, что Бог уже снизошел на гору, и теперь и народ должен подняться на гору, услышать слова Бога и получить Тору. Подобно тому, как они вели себя в Иерихоне, когда услышали звуки рога.

Если это рассуждение верно, почему же на самом деле, не поднялись сыны Израиля на гору и не заключили союз со Всевышним «лицом к лицу»?

И это объясняется в Писании (Исход 20:15-18):

А весь народ видел громы и пламя, и звук рога, и гору дымящуюся; и как увидел народ, они вздрогнули и стали поодаль. И сказали Моисею: говори ты с нами, и мы будем слушать, и пусть не говорит с нами Бог, а то умрем. И сказал Моисей народу: не бойтесь, ибо для того, чтобы испытать вас пришел Бог и чтобы страх Его был пред лицом вашим, дабы вы не грешили. И стоял народ вдали, а Моисей подошел ко мгле, где Бог.

Народ побоялся звуков рога, и огня, и поэтому отодвинулись и отдалились от этого места. И вместе с этим попросил народ, у Моисея, чтобы он стал посредником между Богом и народом.

У этого диалога Моисея с народом есть понятная основа – изначальный план состоял в том, что, не смотря на огонь и языки пламени, народ приблизится к горе, на которой покоится Бог, и услышит сам слова Бога. Но народ побоялся этой встречи.

А именно, действительно во время трубления в рог, народ должен был подняться на гору и сам услышать слова Бога, но из-за сильных громов и огня, которые устрашили народ, Моисей поднялся один «Ко мгле, где Бог«.

Бог увидел в этом страхе позитивную сторону: «Чтобы страх Его был пред лицом вашим, дабы вы не грешили«. Но понятно, что есть и опасение, которое появляется из-за того, что не состоялась запланированная прямая встреча между всем народом и Богом. И это опасение, что не хватает ясности и точности в даровании Торы. В конечном итоге народ слушает Моисея, а не самого Бога. Поэтому сразу после объяснения, почему народ не поднялся на гору, как это было изначально запланировано, Писание подчеркивает (Исход 20:19:20):

«И сказал Господь Моше: так скажи сынам Израиля: вы видели, что с неба говорил Я с вами. Не делайте при Мне богов серебряных, и богов золотых не делайте себе».

Это опасение возникает именно из-за того, что не было прямой встречи между народом и Богом на вершине горы Синай, и поэтому в этой связи упоминается запрет идолопоклонства, не смотря на то, что он прямо сказан в десяти заповедях. Тут нету возможности рассматривать грех Золотого Тельца, но, тем не менее, хотелось бы обратить внимание читателя на то, что там народ согрешил именно в этом, о чем их заранее предостерегал Моисей, и как сказал там Моисей Богу (Исход 32:31): «Cовершил народ сей грех великий: они сделали себе бога золотого«. И возможно, если бы реализовалась прямая встреча между народом и Шхиной на горе Синай, она бы предотвратила этот грех.

Приведенный комментарий предлагает видеть в словах Бога «Когда же затрубит рог, они взойдут на гору«, указание, а не просто разрешение, тому, кто захочет это сделать. Действительно, это неожиданный комментарий, но представляется, что так понимал это Моисей, учитель наш. И так представлено это в речи Моисея в книге Второзаконие (5:1-5):

И созвал Моисей весь Израиль, и сказал им: слушай, Израиль, уставы и законы, которые я изрекаю в слух ваш сегодня; а вы изучите их и старайтесь исполнять их. Господь, Бог наш, заключил с нами союз при Хореве. Не с отцами нашими заключил Господь союз сей, но лично с нами, находящимися здесь сегодня, – все живы. Лицом к лицу говорил Господь с вами на горе из среды огня; А я стоял между Господом и вами в то время, чтобы пересказать вам слово Господне, – ибо вы боялись огня и не всходили на гору.

Эти слова Моисея – подготовка к тому, чтобы напомнить Десять Заповедей, а именно, о содержании Союза, который народ заключил с Богом. И Моисей перед напоминанием о содержании союза говорит о церемонии заключения Союза. И хотя сначала он упоминает, что «говорил Господь с вами», но сразу после этого выясняется, что это общее выражение, и то, что он подчеркивает, «лицом к лицу» –  это только описывает базовое переживание всего народа, но реально все происходило не совсем так, а «я стоял между Господом и вами». Прямым текстом разъясняет Моисей, что он был посредником, и это проистекало из того, что народ побоялся подняться на гору, из-за большого огня: «ибо вы боялись огня и не всходили на гору».

Таким образом, народ должен был подняться на гору, но из-за страха перед огнем, пришлось Моисею быть посредником между двумя сторонами заключающими Союз. И также и книга Второзаконие рассматривает это опасение народа подняться на гору, как позитивное чувство, которое необходимо сохранить (25:25-26)

«Хорошо все, что они говорили. О, если бы сердце их склонно было бояться Меня и соблюдать все заповеди Мои все дни, чтобы хорошо было им и сынам их вовеки«.

Но одновременно с правильными педагогическими следствиями, которые проистекали от их страха перед огнем и громом, есть также и цена, которую приходится заплатить. В конечном счете, народ Израиля не прочувствовал Израиля коллективного переживания прямой связи со Шхиной, а получил все только через посредника, через Моисея.

Мы можем только гадать, как могло выглядеть религиозное еврейское переживание, если бы оно было основано на прямой встрече со Шхиной без посредника, передающего слова Бога.

 

−−−−−−−−−*−−−−−−−−−

Перевод статьи с сайта Танах колледжа «Гецог»

 

Сила Песни

Рав Ишаяhу Гарди

Когда Израиль находился еще в Египте, в рабстве изгнания, в мире нечистоты, евреи уже тогда поверили в весть Избавления: «И услышали, что вспомнил Господь о сынах Израиля и увидел страдание их, и преклонились они, и поклонились» (Исход 4:31). И все же, верующие и дети верующих, которые пришли к этой ступени веры, упали духом, так как не смогли выдержать тяжелой работы и тогда «они не послушали Моше по малодушию и от тяжелой работы» (Шмот 6:9). И не только они, и сам Моисей упал духом: «Ибо с того времени, как я пришел к Фараону говорить именем Твоим, он начал хуже поступать с народом сим; а избавить не избавил Ты народа Твоего» (5:23). И эти сомнения во Всевышнем усилились в тот час, когда Израиль стоял перед морем: «Что это ты сделал с нами, выведя нас из Египта?» (14:11). И также говорит о Моисее мидраш Мехилта: «Сказал Всевышний: Вчера ты мне сказал ««с того времени, как я пришел к Фараону«, а сегодня усиленно молишься Мне?»

И не смотря на то, что мнения наших мудрецов разделились в вопросе о мидраше, как нужно понимать его, так или иначе, можно сделать лишь один вывод – нет у нас другой Торы, кроме той, которую мы получили от Моисея. И так учили нас мудрецы: «Сказали сыновья Израиля Моисею: Учитель наш Моисей, что мы должны делать? Сказал им: Будьте возвышенны и прославленны и воздайте Песнь и хвалу Тому в чьей власти войны. И в этот час сыновья Израиля воспели Песнь. (Мехилта Шмот, 14).

В заслугу чего удостоились сыновья Израиля воспеть Песнь? В заслугу того, что они верили – удостоились, что был на них Святой Дух, и воспели Песнь. И эта Песнь достигла высочайших вершин, таких, что каждый смог сказать «Он Бог мой, и прославлю Его» (15:2).

И можно заключить, что иерархия в духовности построена так: трепет, вера, Песнь. Как сказано: «И трепетал народ пред Господом, и поверили в Господа и в Моше, раба его. Тогда воспел Моше и сыны Израиля эту песнь Господу». (14:31-15:1). Песнь, таким образом, является ясным узнаванием, без затемняющих его представлений и образов, просветление освящающее суть вещей. И чем же была эта Песнь? В учении нашего учителя рава Кука сказано: «Песнь, это наиболее проникновенное постижение самой сути и глубины понятий». Тот процесс веры в Бога, который начался в Египте с вести об Избавлении, в котором были поднятия и спуски, пришел к своей кульминации в полном приятии идеи веры в Бога. И эта идея не может быть передана прозой, ее можно выразить только поэзией, Песней. Чистая вера – это песнь жизни, песнь сущного, и поэтому Тора называется Песней. Как сказано «И теперь напишите себе эту Песнь» (Второзаконие 31:19).

Это высшее постижение не может остаться постоянным и неизменным, оно проходит. Это похоже на проблеск, который можно увидеть за занавесем, на сверкнувшую молнию, освещающую все и исчезающую. И не только у Израиля исчез свет этой Песни, но и для Моисей, высшего из всех пророков это было высшее откровение, которое потом прошло. Все дни свои хотел и стремился Моисей увидеть тот же образ, до тех пор, пока Бог дал ему знак, что не сможет его увидеть. Всю свою жизнь стремился вернуть эти мгновения высшего постижения в Песне, проявления Света во всей его полноте. В качестве проявления для него лично, не получил этого Моисей, но как часть общины Израиля, тех, кто прошли через море – и он тоже поднялся на ступень Песни, как сказано: «Моисей и сыновья Израиля». И по этому поводу написал Маймонид (законы основ Торы 1:10):

«Что именно хотел Моисей, учитель наш, постичь, когда сказал: «Покажи мне, прошу, Славу Свою»? (Шмот 33-18) Он хотел устойчивого знания истинной сущности Святого Благословенного до такой степени, чтобы он знал в своём сердце, как знают человека, лицо которого видели раз и очертания которого врезались в память». Но это не было в его силах, так как сказано «И не увидит меня человек и останется в живых» (33:20). Для человека невозможно каждый день удостоиться воспевать Песнь и показывать пальцем «Он Бог мой, и прославлю Его». Только в Тот день В будущем Всевышний сделает хоровод для праведников, и тогда каждый сможет показать пальцем и сказать: «Вот, это Бог наш, на которого мы надеялись» (Исая 25:9).

И про это сказали наши мудрецы: «Учили, что раби Элиэзер сказал: Каждый, кто говорит Песнь в этом мире, заслуживает сказать ее в Будущем мире, как сказано: И тогда воспоет Моисей. Не сказано воспел, а сказано воспоет – это значит, что идет речь о Будущем Мире».

Каждый, кто удостоится глубокого понимания: Трепета, веры и Песни, даже, если это преходяще в этом мире, но в Будущем Мире —  в абсолютном мире ценностей, удостоится постоянного и неизменного постижения.

И еще одному правилу научил нас рав Кук: Точно также, как есть законы Песни, также есть и Песнь в законе. Законы Торы – все они Песнь, в них есть Песнь – исходящая из них: «И теперь напишите себе эту Песнь». Сказали вавилонские мудрецы: «Если бы евреи не согрешили, им бы была даны только Пятикнижие Торы и книга Иеhошуа, потому что в ней разъясняется ценность земли Израиля» (Недарим, 22 б). И это согласуется с тем, что сказано в Иерусалимском Талмуде: «Книги Пророков и книги Писаний в Будущем Мире не будут важны» (Ирушалми, Мегила 1:5).

Песнь, как постоянное понятие, как наиболее глубокое восприятие жизни, находится только в вечной Торе. Пророки и Писания – предназначены для увещевания и для нравственного поучения, в них нет вечности, и поэтому  в них нет Песни, песни веры. И поэтому и написано про Песнь в будущем времени: «И тогда воспоет Моисей», как сказали наши мудрецы: «В час, когда Израиль воспел Песнь, облачился Всевышний в мантию славы, на которой были написаны все «тогда» встречающиеся в Торе, и которые Всевышний нам в будущем вернет, как сказано «И тогда наполнятся смехом уста наши» (Псалмы 126:2). Вся мощь этой Песни относится к миру, который весь – Песнь, миру вечных ценностей. А все остальные Песни, встречающиеся в Писании – относятся к прошлому. В том числе и та Песнь, которая в hафтаре нашего недельного раздела. И воспела Двора — сказано в прошедшем времени. Даже она относится к пророкам, пророчество которых не вечное. Но то, что в дополнение к пятикнижию останется еще и книга Иеhошуа из-за ценности Земли Израиля, соответствует тому, что сказано у Исаии (24:16) «От края земли мы слышали пение», что означает, что и Земля – возносит Песнь. И не только это, но и деревья возносят Песнь: «Оделись пастбища стадами, и долины укутались хлебом: ликуют и поют» (Псалмы 65:14). Как сказал раби Нахман из Браслова: «Цветы показались на земле; время пения настало и голос горлицы слышен в стране нашей» (Песнь Песней 2:12) Цветы произрастают из земли с помощью соответствующей им песни и мелодии.

−−−−−−−−−*−−−−−−−−−

Перевод статьи с сайта Танах колледжа «Гецог»

От Речений к Заповедям

Рав Меир Медан

Рав Ицхак Меир Альтер (известный также под именем Хидушей hа-Рим) основатель и первый цадик Гурских хасидов, объяснял взаимосвязь между десятью речениями, которыми был сотворен мир и дестью египетскими казнями. И сформулировал это со свойственной ему лаконичностью:

Была необходимость в Десяти Поражениях, чтобы снять шелуху (клипот) сокрытия с Десяти Речений и преобразовать их в Десять Заповедей. (Сфат Эмет на раздел «Бо»)

И там же он пишет об этом немного иначе:

После Египетского Избавления из Десяти Речений были созданы Десять Заповедей, через поражения Египта.

Десять Речений, Десять Поражений, Десять Заповедей.

Десять Речений – это Творение, Десять Поражений – это Выход из Египта, Десять Заповедей – это Синайское Откровение. И все эти событие – открытие Всевышнего в мире. И мы знаем, что все что Всевышний сотворил в мире, Он сотворил во Славу Его. Как сказано в трактате Поучения Отцов (гл. 6, 12)

Все, что сотворил Святой Благословенный в его мире, — себе во славу сотворил Он как сказано: «все, названное именем моим, себе во славу Я сотворил, создал и содеял» Он как сказано: «все, названное именем моим, себе во славу Я сотворил, создал и содеял», и еще сказано: «Господь будет царствовать во веки веков».

Другими словами – мир был создан, чтобы открыть в нем Существование и Царство Всевышнего. Сотворение описано словами из 33, Псалма, ст. 6.

«Словом Господним сотворены небеса, и дуновением уст Его — все воинство их!»

По слову Всевышнего был сотворен мир, и по его повелению он существует. И наши мудрецы в Поучениях Отцов разъясняют, что Речений было десять. (А не девять и не одиннадцать).

И рав Ицхак Меир Альтер подчеркивает эту общую сторону, которая проявляется при Творении мира, при Выходе из Египта и в Синайском Откровении. Во всех случаях присутствует число десять. И понятно, что это не случайность, а есть связь между этими событиями. И эта связь между началом, серединой и целью.

Внук его, Иеhуда Арье Лейб Альтер, автор книги Сфат Эмет (по которой часто его и называют) разъясняет различия между Речением (мамар) и Высказыванием (в русском устоялось название «десять заповедей», но в иврите это десять высказываний, диброт). И вот краткий пересказ идеи Сфат Эмет: Мамар находится в сокрытии, его влияние не ощущается, а дибур – высказан открыто. Слово амира – мягкое, а слово дибур – жесткое, однозначное. Есть связь между сформулированным как дибур – и поражениями. И назначение этих высказываний – открыть, что внутренняя сила и жизненность всего проистекает из Десяти Речений.

Десять Речений были во время Творения, они были скрыты в нем, никто из людей их не слышал, Десять Заповедей во время Синайского Откровения были открыты, и подчеркнуто: «И весь народ видел звуки» (Исход 20:15).

Но переход от срытого к открытию проходит через этап Десяти Поражений.

Эта идея ясна и понятна, но частности требуют разъяснения.

Есть два пути осознания существования и Царства Всевышнего в мире.

Первый – это природа,

Второй – это Тора.

И оба они описаны в 19 Псалме. Природа возвещает о величии и славе Творца:

  1. Небеса рассказывают о славе Бога, о делах рук Его повествует небосвод.
  2. Изо дня в день ведут рассказ, из ночи в ночь учат мудрости.
  3. Нет речи и нет слов, не слышен голос их;
  4. А глагол их проходит по всей земле, и слово их до пределов вселенной. Там поставил Он шатер Солнцу.

Здесь описано, как природа рассказывает о величие Бога. Небеса, день и ночь, солнце огибающее мир с одного конца неба до другого. И далее говориться о Торе:

  1. Закон [Тора] Господен совершенен, он возвращает силы душе; свидетельства Господни верны, даруют мудрость простаку.
  2. Повеления Господни истинны, они веселят сердце; заповедь Господня светла: она просвещает очи.

Какая разница между этими двумя путями? Природа рассказывает и говорит, а Тора возвращает силы душе, даруют мудрость простаку, веселит сердце, просвещает очи. И это то, что природа не в силах сделать. Они – небеса, день и ночь и т.д. – только рассказывают, говорят, выявляют. Но не все слышат, не все видят и понимают. Тот кто хочет, видит, слышит и понимает. Как сказал пророк Исая (40:26):

Поднимите глаза ваши в высоту (небес) и посмотрите: кто сотворил их? Тот, кто выводит воинство их счетом, всех их по имени называет Он; от Великого могуществом и (от) Мощного силой никто не скроется.

Созерцание чудес природы может привести к познанию Всевышнего, к любви к Нему и трепету перед Ним. И об этом уже написал Маймонид в законах основ Торы:

Когда задумается человек о Его делах и творениях чудесных и великих и убедится в Его безграничной и несравненной мудрости – немедленно он полюбит Его и будет восхвалять и прославлять и воспылает страстным желанием знать Его великое имя … И когда поразмыслит обо всём этом человек – сразу он будет потрясен и убоится и ужаснется от мысли, что сам он – малое и низкое творение стоит со своим мизерным разумом перед Тем, чей разумом совершенен. Как сказал Давид: «Когда я взираю на небеса Твои, творение пальцев Твоих … что есть человек, что Ты помнишь его?»

И это случается только, если человек созерцает по-настоящему, если он хочет увидеть. Но тот, кто не хочет увидеть великую истину, созерцание природы может, наоборот, стать для него преткновением. Как сказано во Второзоконии (4:19):

«А то взглянешь ты на небо и увидишь солнце и луну и звезды, все воинство небесное, и прельстишься, и будешь поклоняться им, и будешь служить им…»

И Тора там же в стихах 15-17 предостерегает о поклонения им.

Таким образом неправильное созерцание природы может привести к идолопоклонству, и также и к неверию. В данном случае нет большой разницы между этими двумя вещами. Оба они пренебрегают первопричиной, уклоняются от признания Творца. Творца, который Мудр, и Хорош, и Выражает свое Желание, и Может все. Он Творит исходя из Желания и ради цели, ради того, к чему должно прийти Его творение. И идолопоклонство и неверие видят в природе самостоятельные силы, желания и возможности, или же механические действия, которые совершаются случайно или по природным законам, у которых не было законодателя. И для того чтобы спасти человека от ошибки, к которой может привести его неверный взгляд на природу, дана Тора и она совершенна, ее заповеди светлы, возвращает силы душе, даруют мудрость простаку, веселит сердце, просвещает очи. Чтобы исполнить «и не будете следовать сердцу вашему и очам вашим, которые влекут вас к блудодеянию» (Числа 15:39).

Слова Торы дополняют то, чего не хватало в Речениях при Творении природы. Когда природа приходит рассказать нам, про Бога (Псалом 147:15-19), псалом употребляет слово «дваро«:

  1. Он посылает повеление Свое на землю — стремительно несется слово Его!
  2. Он сыплет снег, похожий на шерсть, рассыпает иней, подобный пеплу,
  3. Разбрасывает ледышки, как крошки хлеба. Кто устоит пред стужей Его?
  4. Посылает Он слово Свое — и все тает; подымает ветер — и текут воды.
  5. Он оглашает слово Свое Яакову, постановления и законы Свои — Израилю.

С одной стороны – во время Творения были маамарот т.е. творение природы, о чем также и свидетельствует Божественное Имя «Элоким», в первой главе Бытия. А с другой стороны – десять Заповедей (диброт), которые дают » постановления и законы Свои — Израилю». И тут используется имя hа-Шем («Я Господь Бог твой»), и это указывает на уровень выше природы.

И между этими двумя событиями происходят Десять Поражений, которые были посланы Всевышним в Египте и были подготовкой к Синайскому Откровению, дарованию Торы. В этих поражениях было проявлена сила подчиняющая законы природы. Она превращала море в сушу, воду в кровь, пыль во вшей, свет – во тьму, и таким образом открывалось имя hа-Шем.

Десять речений – Творение, и их собственная речь – неодушевленное: «Нет речи и нет слов, не слышен голос их». И даже в тот час, когда «глагол их проходит по всей земле, и слово их до пределов вселенной», тот, кто не умеет прислушиваться – не услышит, и не увидит в них действия Всевышнего. Он может воспринимать их как идолов, или как слепую игру природы.

Но Десять Заповедей – это открытое Откровение: «Лицом к лицу говорил Господь с вами» в Синайском Откровении.

Но чтобы привести мир к этому Откровению, нужна была предварительная подготовка. Нужно было продемонстрировать силу Всевышнего, находящегося над природой. И это чудеса, которые тот, кто видел их, не может отрицать, или игнорировать или пренебрегать Тем, кто их совершил. Это десять поражений, которые Всевышний привел на Египет, «дабы ты знал, что Я Господь среди земли». Исход (8:18).

И это то, о чем говорил Хидушей hа-Рим. В Десяти речениях, т.е. в Творении не было еще возможности открыть миру силу Всевышнего, они были в сокрытии, под «шелухой» (клипот) законов природы. Но через поражения, в которых было нарушение и переустройство законов природы мир продвинулся от Речений к Высказываниям (заповедям). И это прямое открытие Имя Всевышнего. Того, который Был Есть и Будет, и Он осуществляет мир, творит его беспрерывно. Осуществляет постоянное Творение и постоянное Управление.

Сфат Эмет добавляет к этому, что перед поражениями, мог Фараон сказать: «Мне принадлежит река моя и я (сам) сотворил себя» (Иехезкиэль 29:2). Но после Десяти Поражений он уже не может этого сказать. «И узнают Египтяне, что Я Господь, когда простру руку Мою на Египет«. (Исход 7:5).

−−−−−−−−−*−−−−−−−−−

Перевод статьи с сайта Танах колледжа «Гецог»

 

Шимшон – имя Бога

Рав Зеэв Мешков

Говоря о своем сыне, Дане, Яаков предсказал: «Дан будет судить народ его, как один (из) колен Израиля» (Берейшит 49). При этом, заглядывая в будущее, наш праотец увидел Шимшона, одного из потомков Дана. Раши поясняет: «Будет судить – отомстит плиштим за весь народ». А в словах «как один» мудрецы Талмуда видели намек на то, что он будет мстить врагам, как «Отец Небесный», Которого отличает абсолютное единство (Сота 10а). Шимшон в одиночку нанесет поражение врагу в одном месте, но оно на долгие годы парализует плиштим, так как двадцать лет после его подвигов и героической гибели они будут бояться сыновей Израиля. Об этом Яаков сказал: «Да будет Дан змеем на дороге, змеею ядовитой на пути, что жалит ногу коня, так что падает всадник его навзничь» (Берейшит 49:17).
Говорится в Талмуде (Сота 10): Шимшон (образовано от шемеш – «солнце») – имя Бога, как сказано: «Солнце и щит – Бог Всесильный» (Теилим 84:12). Таков человек, выходящий в одиночку против плиштим, поражающий тысячи и десятки тысяч врагов.

Воины Израиля

Таковы все воины Израиля – через них раскрывается Имя Бога. Свет, который несут они, настолько яркий, что его невозможно воспринять незащищенным глазом – нужен щит, защитные очки, так как другие люди не находятся на их уровне святости. И причина такого свечения заключается в том, что, когда народ находится в рабстве, или притесняем, его собственный свет не проявляется. Тот, кто помогает освободиться от притеснителей, приближает время, когда проявится сущностный свет народа, сам удостаивается этого дара. Для него и через него раскрывается свет Божественного Имени, свет исправленного мира, доходящий из будущего, того самого будущего, которое не смог раскрыть Яаков своим сыновьям. И уже в тот период, когда идет борьба, и свобода еще не достигнута, свет будущего уже раскрывается через воинов Израиля. Увидев пророческим взором Шимшона, Яаков воскликнул: «На спасение Твое надеюсь я, Бог» (Берейшит 49:18). Спасение Израилю даст Бог через воинов Израиля, чьи души озарены светом будущего.

Рав Кук писал:

«Мы смотрим на первые поколения, которые описаны в Торе, те поколения, которые постоянно вели войны. И они – это те самые поколения, величием и святостью которых мы восхищаемся. Мы понимаем, что свет души – это главное. И то состояние, в котором находился мир, когда война была неотъемлемой частью жизни, стало причиной появления душ, обладавших цельностью мироощущения. Война за существование, война за существование нации, война Бога – все это воспринималось естественно этими людьми. Они были тверды духом, и умели устраняться от всего дурного, и — выбирать добро. Когда мы размышляем об этих людях, стремясь к тем проявлениям духовности, которые были присущи им, хотим обладать их мужеством, жизненной силой, которая бурлила в них, эти души оживают в нас и начинают жить среди нас, как в прежние времена» (Рав Кук, Орот, а-Милхама 2).

Следовательно, относясь с уважением к Шимшону, завидуя тому, что на нем пребывал Божественный дух, завидуя той силе, которую он сообщал ему, завидуя святости этого человека, представляя себя такими же бесстрашными воинами, способными победить и противника на поле боя и дурное начало внутри себя, мы способствуем тому, чтобы силы его души возродились в нас.


(Не следует забывать, что все дела Шимшона были направлены на освобождение народа и освящение Имени Бога. На нем от рождения пребывал Божественный дух. Его женитьба на женщине из плиштим, пребывание в доме развратной женщины в Азе – все это нужно было лишь для того, чтобы найти предлог для столкновения с врагом, так как сыновья Израиля были связаны «мирным договором с плиштим).

И жил Яков в земле Египетской

Рав Зеев Витман

И жил Яков в земле Египетской семнадцать лет.

(Бытие 47:28)

Семнадцать лет?

Почему Яков и его семья не возвращаются в землю Ханаанскую после того, как закончились семь лет голода? Разве не сказали братья Иосефа Фараону: «пожить в земле мы пришли» (Бытие 47:4) . И имелось в виду временное проживание, а не постоянное жительство.

Нам понятно, что когда семья Якова осталась в Египте, это было реализацией предсказанного Всевышним Аврааму при заключении союза между рассеченными частями животных (Брит бейн hа-бетарим). (Бытие: 15)

(13) И сказал Он Авраму: знай, что пришельцами будут потомки твои в земле не своей, и поработят их, и будут угнетать их четыреста лет. (14) Но и над народом, которому они служить будут, произведу Я суд, а после они выйдут с большим имуществом. (15) А ты отойдешь к отцам твоим в мире, будешь погребен в старости доброй. (16) Четвертое же поколение возвратится сюда, ибо доселе еще не полна вина Эморейца.

Но поскольку не было никаких указаний от Бога, оставаться ли им в Египте, или возвращаться в свою Землю, нужно найти объяснение, по какой причине Яков и его сыновья не вернулись?

В прошлом недельном разделе, мы видели, что, хотя и Иосеф приглашает Якова в Египет на оставшиеся голодные годы, и Фараон приглашает его селиться на постоянное жительство, без ограничения места или времени проживания, Яков опасается ответить на приглашение Фараона. Вдруг их временное проживание в Египте превратится в постоянное? И тогда Всевышний открывается ему в Беер Шеве. В этом откровении Всевышний успокаивает Якова, и говорит, что тот не должен опасаться этого приглашения, потому что в конце концов, Всевышний позаботиться вернуть их в Землю. Но, как уже было сказано, Всевышний не запрещает Якову возвращаться в Ханаан, и не заповедует ему оставаться в Египте, и даже не обязывает его туда спускаться.

Таким образом, нам следует разобраться, почему приглашение Фараона оказалось сильнее приглашения Иосефа на временное жительство. Почему семья Якова осталась в Египте, вопреки изначальному плану Иосефа, вопреки первоначальному желанию Якова, и вопреки тому, что братья сказали Фараону?

В прошлом недельном разделе, после откровения Якову описывается переезд семьи в Египет: (Бытие 46:6)

И взяли они скот свой и имущество свое, которое приобрели в земле Ханаанской, и пришли в Египет, – Яков и весь род его с ним. (7) Сынов своих и сынов своих сынов, что при нем, дочерей своих и дочерей сынов своих, и весь род свой привел он с собою в Египет.

Описание этого переезда похоже на описание переезда Авраама из Харана в Ханаан. (Бытие 12 :5)

И взял Аврам Сарай, жену свою, и Лота, сына брата своего, и все достояние, которое они приобрели, и души, которые они приобрели в Харане; и вышли, чтобы идти в землю Ханаанскую; и пришли в землю Ханаанскую.

Таким образом, изначально, спуск в Египет был не просто для того, чтобы повидать Иосефа, и не для того, чтобы переждать там голод. А представляется, что семья Якова изначально спустилась в Египет, чтобы жить там рядом с Иосефом.

Иосеф остался в Египте

Иосеф занимал очень высокое положение в мощном Египетском государстве. Его общественное и материальное положение были обеспечены. Поэтому Иосефу было понятно, что он останется в Египте, и не похоже, что он собирался вернуться к тому чтобы снова быть пастухом в Ханаане. Также, можно предположить, что его положение и должность не позволяли ему оставлять Египет. И это видно из того, что он обязан просить разрешения у Фараона выйти из Египта даже на короткое время для того, чтобы похоронить отца в Ханаане.

В этой связи следует заметить, что в это время Иосеф, хотя и занимал высокое положение в Египте, но уже не был вторым после Фараона лицом, как это было в годы голода. Потому что, если он остался вторым лицом, трудно понять, зачем Тора подчеркивает, что у Иосефа уже нет прямого общения с Фараоном, и он вынужден просить у придворных Фараона передать его просьбу – выйти из страны чтобы похоронить отца в Ханаане. (Бытие 50:4)

А когда прошли дни плача по нем, сказал Иосеф придворным Паро, говоря: если я приобрел благоволение в очах ваших, то скажите в уши Паро следующее:

Иосеф вынужден просить у Фараона разрешения на выход из Египта, чтобы выполнить просьбу отца, которому дал обещание похоронить его в Ханаане. И должен дать обещание вернуться сразу после похорон. (Там же, 5)

Отец мой заклял меня, сказав: вот, я умираю; в могиле моей, которую я выкопал себе в земле Ханаанской, там похорони меня. А теперь я взойду и похороню отца моего, и вернусь.

Все это свидетельствует о том, что высокое положение Иосефа, тем не менее не позволило ему оставить Египет и вернуться в Ханаан. И представляется, что вся семья Якова решила вслед за ним остаться и жить в Египте. И на этом этапе они отрываются от земли Ханаанской. Поэтому, когда братья Иосефа идут хоронить Якова в Ханаане, им ясно, что после этого они возвращаются в Египет. Поэтому Писание подчеркивает: «Только малюток своих и мелкий и крупный скот свой оставили в земле Гошен» (Там же, 8) . Решение братьев остаться в Египте перевешивает их опасения, что Иосеф может отомстить им после смерти отца. И увидели братья Иосефа, что умер отец их, и сказали: может Иосеф возненавидит нас и воздаст нам за все зло, которое мы сделали ему. (Там же 15) .

Забвение Земли Ханаанской

Не смотря на то, что все это делалось с разрешения Всевышнего, комментатор Кли Якар считает, что поселение в земле египетской и восхищение ей, были излишними, и это было не то, что Всевышний имел в виду.

Так, например, на стих заключающий раздел Ваигаш (Бытие 47:20):

И жил Израиль в земле Египетской, в земле Гошэн, и стали в ней оседлыми, и плодились, и весьма умножились.

Кли Якар комментирует:

Этот стих отмечает вину сыновей Израиля. Так как Всевышний предопределил им что «пришельцами будет твое потомство», а они захотели быть постоянными жителями в том месте, где должны были быть пришельцами. Стих обвиняет их в том, что они поселились и взяли себе наделы в чужой стране. И разве ранее они не сказали фараону: «пожить в стране мы пришли»? Что нас учит, что сначала они спустились только чтобы пожить, как во временной квартире, а потом передумали. И обосновались так, что не захотели выходить из Египта, так что Всевышний вынужден был вывести их оттуда рукою сильной. А те, что не хотели выходить умерли в три дня тьмы.

По его мнению, даже, если сначала сыны Израиля намеревались пожить в Египте долго, все равно, они имели в виду только временное проживание. Но когда поняли, насколько эта земля хороша, сыновья Израиля передумали, и решили закрепиться в Египте на постоянной основе. И вовсе не хотели возвращаться в землю Ханаанскую. Народ Израиля поселился в Египте и привязался к нему до такой степени, что Всевышний должен был вывести его оттуда рукою сильной. Т.е. «руку сильную» – применил Всевышний не только в отношении Фараона, который отказывался евреев отпускать из Египта, но также и в отношении евреев. Рабство, страдания и истязания, которые сыны Израиля прошли в Египте, призваны были вырвать их из Египта, сделать так, чтобы они захотели оставить эту землю, в которой они закрепились на постоянной основе.

И не смотря на «руку сильную», все равно многие не захотели выходить из Египта, и умерли в три дня тьмы. В соответствии с мидрашем Танхума, восемьдесят процентов от всех евреев умерли, и только пятая часть – вышла. Мидраш опирается на стих Исход 13:18, где употребляется по поводу выхода народа из Египта слово «хамушим», которое может быть также переведено, как пятая часть.

Наказание за поселение в Египте

Кли Якар придерживаетя того же подхода в своем комментарии к недельному разделу «Ахарей Мот» ( Левит 18:3):

По обычаям земли Египетской, в которой вы жили, не поступайте, и по обычаям земли Ханаанской, в которую Я веду вас, не поступайте, и по уставам их не ходите.

И так объясняет Кли Якар запрет поступать по обычаям земли Египетской:

«Подобно делам земли Египетской», когда поселились там на постоянной основе. Не делайте больше так, не селитесь постоянно с другим народом, который идет по плохому пути.

И далее он разъясняет продолжение стиха: «по обычаям земли Ханаанской в которую Я веду вас»:

«Подобно делам земли Ханаанской», когда пренебрегли землей… до такой степни, что вынужден был Всевышний привести вас туда насильно, так больше не делайте.

И также объясняет Кли Якар и стих в недельном разделе Бо (Исход 12:40):

(Времени) же пребывания сынов Израиля,, которое они пребывали в Египте, – четыреста тридцать лет.

По его мнению, годы сверх предопределенных 400 лет, евреи провели в Египте, так как многие хотели остаться в Египте навсегда, против того, что постановил Всевышний, когда предсказывал, что «поселенцами будет твое потомство»:

Поскольку было много евреев, которые вообще не хотели выходить из Египта… хотели остаться там на постоянное жительство, и не уходить.

То, что евреи решили остаться в Египте на постоянное жительство, привело к удлинению египетского рабства на тридцать лет.

Причина по которой Яков хотел быть похороненным в Ханаане и дал Иосефу двойной надел

На основании тех соображений, что мы привели, можно понять, почему Яков берет с Иосефа клятву, и просит у всех своих сыновей не хоронить его в Египте, а отнести его в землю Ханаанскую и похоронить в пещере Махпела. Яков осознает процесс, происходящий с его семьей, которая изначально спустилась в Египет с тем, чтобы остаться там только на некоторое время. По крайней мере, пока Иосеф находится там на высокой должности. Он хочет, чтобы будущие поколения помнили, где находится земля их предков, и стремились туда вернуться. Поэтому Яков настаивает на том, чтобы его не хоронили в Египте, чтобы это не привело к еще большему укоренению в нем, и просит быть похороненным в земле, которая предназначена его потомкам.

Также понятно, почему в своих последних словах Якову было важно подчеркнуть вопрос наследования обещанной в будущем земли. Яков говорит о наследовании земли Ханаанской именно с Иосефом, так как он ощущает с его стороны, наибольшую опасность укоренения в Египте, так как вся семья пришла сюда вслед за Иосефом (Берешит 48:3):

И сказал Яков Иосефу: Бог Всемогущий явился ко мне в Лузе, в земле Ханаанской, и благословил меня, (4) И сказал мне: «вот, Я распложу тебя и размножу тебя, и сделаю тебя собранием народов, и дам землю эту потомству твоему после тебя во владение вечное».

Также Яков хочет дать Иосефу дополнительную мотивацию к возвращению, и обещает его потомству двойной надел.

(5) А теперь два сына твои, родившиеся у тебя в земле Египетской до прибытия моего к тебе в Египет, мои они; Эфраим и Мынаше, как Реувен и Шимон, будут мои. (6) А дети твои, которых ты родил бы после них, будут твои. По имени братьев своих будут они именоваться в уделе своем.

И Яков еще раз подчеркивает то, что он дает Иосефу двойной надел далее:

(21) И сказал Израиль Иосефу: вот, я умираю. И Бог будет с вами, и возвратит вас в землю отцов ваших. (22) Я же дал тебе, преимущественно пред братьями твоими, один участок, который я взял из рук Эморейца мечом моим и луком моим.

Упоминание похорон Рахели

И этим же, возможно, объясняется упоминание о смерти и похоронах Рахели.

(7) А я, – при переходе моем из Паддана, умерла у меня Рахель в земле Ханаанской, на дороге, не доходя немного до Эфраты, и я похоронил ее там на дороге в Эфрату, он же Бейт-Лехем.

Комментаторы этого стиха задаются вопросом, почему именно тут Яков упоминает похороны Рахели? Многие считают, что это должно объяснить нам, почему Рахель похоронена в дороге, а не в пещере Махпела. И это требует объяснения, когда Яков просит у Иосефа похоронить его самого в пещере Махпела.

Но при таком объяснении остается трудность, почему этот стих находится именно в этом месте, в середине встречи Якова с Эфраимом и Менаше, между тем, как он обещает, что Эфраим и Менаше будут как Реувен и Шимон и между благословением сыновьям Иосефа. Это благословение подкрепляет решение Якова дать Иосефу двойной надел, через то, что Иосеф становится двумя коленами. Казалось бы, если причина упоминания похорон Рахели – это необходимость извиниться за то, что она не похоронена в пещере Махпела, должен был Яков упомянуть об этом сначала, когда он позвал Иосефа и попросил похоронить его в пещере Махпела. А не во время второй встречи, где эта тема не упоминалась.

Но, если считать, что намеренье Якова создать у Иосефа мотивацию оторваться от Египта и вернуться в землю Ханаанскую, то это становится более понятно. Для того, чтобы дать ему такую мотивацию, на первой встрече Яков просит похоронить его в пещере Махпела, а на второй встрече дает ему двойной надел, благословляет его сыновей, чтобы множились и плодились в Земле («и да расплодятся они во множестве среди земли» ст. 16). И может быть, что упоминание места захоронения матери Иосефа на этой встрече предназначено для того, чтобы поощрить Иосефа, дать ему дополнительный аргумент к тому чтобы осознать что его место в земле Ханаанской, а не в Египте. Потому что не только Яков будет похоронен там, и его любимая мать похоронена там.

Успех этого намерения Якова выразился в том, что и Иосеф заповедает перед смертью – перенести его останки в Ханаан, и не оставлять их в роскошных усыпальницах царей Египта.

Ст. 25 И заклял Иосеф сынов Израиля, говоря: верно вспомнит Бог о вас, тогда вынесите кости мои отсюда.

Верно вспомнит Бог о вас

Если правильно предположение, что поселение в Египте и долгая жизнь там было решением семьи Якова, нужно объяснить первую половину речи Иосефа к его братьям:

Ст. 24 И сказал Иосеф братьям своим: я умираю; но Бог верно вспомнит о вас и выведет вас из земли этой в землю, о которой клялся Аврааму Ицхаку и Якову.

Если решение остаться в Египте было принято сыновьями Израиля, зачем тогда нужно чтобы Бог их оттуда выводил и спасал? И следует ответить, что после того, как Иосеф и его братья укоренились в Египте и жили в нем как постоянные жители больше семидесяти лет (с тех пор, как Иосефу было тридцать девять лет и до его смерти в возрасте сто десяти лет), им было очень трудно изменить положение и оторваться от своих наделов в Египте. И поэтому, только Всевышний в силах вытащить их оттуда. И так, как мы видели объясняет комментарий Кли Якар, что нужна была «рука сильная», в отношении Израиля, не в меньшей степени, чем в отношении египтян.

Похоронная процессия Якова

Если правильно, что целью просьбы Якова и просьбы Иосефа похоронить их в земле Ханаанской было закрепить в памяти потомства, что земля Ханаанская, это та земля, к которой нужно стремиться вернуться, то проясняется параллель между похоронами Якова и Выходом из Египта.

Можно видеть существенную параллель между похоронной процессией Якова из Египта в Ханаан, и между выходом евреев из Египта и возвращением в землю Ханаанскую через двести лет. Один из важных моментов, подчеркивающих эту параллельность, заключается в том, что Тора отмечает странный факт, и подчеркивает, что точка в которой сыновья Якова входят в землю Ханаанскую – это Заиордания (За Иорданом). И это подобно тому, как сыновья Израиля вошли в Землю после сорока лет блуждания по пустыне. Вход с этого направления, неожидан, так как естественным образом из Египта войти в эту землю с юго-запада, а не с востока. Но в обоих случаях происходит наоборот.

Также колесницы и всадники, сопровождающие сыновей Якова – напоминают нам о египетских колесницах и всадниках, которые преследовали сыновей Израиля при выходе из Египта. Конечно, есть существенная разница – на похоронах Якова они сопровождают сыновей Якова, выражая этим почет отцу Иосефа, и не гонятся за сыновьями Израиля, чтобы их вернуть в Египет. Однако, такое сочетание как «колесницы и всадники» упоминается в Торе только в двух этих случаях, и есть ощущение, что и в похоронной процессии, их роль была проследить, чтобы все сыновья Израиля вернулись в Египет.

Где Заиордание?

Гл. 50 (7) И взошел Иосеф хоронить отца своего. И взошли с ним все рабы Паро, старейшины дома его и все старейшины земли Египетской, (8) И весь дом Иосефа, и братья его, и дом отца его. Только малюток своих и мелкий и крупный скот свой оставили в земле Гошен. (9) С ним взошли также колесницы и всадники; и был стан весьма велик. (10) И дошли они до Горен-Аатада, что по ту сторону Иордана, и плакали там плачем великим и весьма сильным; и он свершал траур по отце своем семь дней. (11) И увидели жители земли той, Ханаанеи, этот траур в Горен-Аатаде, и сказали: велик этот траур у Египтян! Посему наречено имя месту тому Авел-Мицраим, что за Иорданом.

Принято считать, что под «за Иорданом» – имеется в виду восточный берег Иордана. И поэтому очень странно, что похоронная процессия Якова проходит через восточный берег Иордана. Ведь пункт назначения – это Хеврон, зачем нужно было приходить туда с востока? Но, «за Иорданом» в Писании может означать и западный берег Иордана, и это встречается в нескольких местах в Писании. Так, например, когда сыновья Гада и Реувена обещают выйти в первых рядах на войну с народами они говорят (Числа 32):

(16) И подошли они к нему, и сказали: овечьи загоны построим мы для скота нашего здесь и города для детей наших; (17) Сами же мы первыми вооружимся и пойдем пред сынами Израиля, доколе не приведем их на место их; а дети наши пусть останутся в городах укрепленных (для защиты) от жителей этой земли. (18) Не возвратимся в дома наши, пока не расселятся сыны Израиля, каждый в наделе своем. (19) Ибо мы не возьмем с ними надела по ту сторону Иордана и далее, ибо достался нам надел наш с восточной стороны Иордана.

Тут говориться о двух берегах Иордана в одном и том же стихе, и именно восточный берег Иордана определен, как «с восточной стороны Иордана», а просто «по ту сторону Иордана» – означает западный берег.

И таже в молитве Моисея: (Второзаконие 3: 25)

Дай перейду я и посмотрю на эту землю добрую, которая за Иорданом, на эту гору прекрасную и на Леванон.

Имеется в виду Земля, которая еще не завоевана, т.е. западный берег Иордана.

И также описывается место горы Гризим и горы Эйваль в разделе Ре:

(29) И будет, когда приведет тебя Господь, Бог твой, в ту землю, в которую ты вступаешь, чтоб овладеть ею, то дашь благословение на горе Гризим, а проклятие на горе Эйваль. (30) Они ведь за Иорданом, по дороге к заходу солнца, в земле Ханаанейца, обитающего в степи, против Гилгала, близ Элонэй Море.

Может быть, следует заключить, что сторона Иордана – может означать рядом с Иорданом, близко к Иордану, в земле Иордана. Так же, как и выражение «За рекой» в книге Иеhошуа – относится к реке Прат, и имеется в виду не обязательно какая-то сторона реки. Таким образом, возможно, что понятие «за Иорданом» означает и западный берег Иордана, особенно, когда им пользуется тот, кто находится на восточном его берегу. И поскольку смысл этого выражения неопределенен, следует решать из контекста и логики. И снова возникает вопрос, почему тут Тора использует выражение, из которого нельзя извлечь информацию о точном месте, что только запутывает нас?

Возможно, что упоминание «Заиордания», (за Иорданом) таким неоднозначным образом связанно именно с теми соображениями, которые мы приводили выше. Тора хотела провести параллель между похоронной процессией Якова и Выходом сыновей Израиля из Египта. И поэтому она подчеркнула, что завещание Якова его детям, отнести и похоронить его в земле Ханаанской – связано именно с Выходом из Египта, который произойдет двести лет спустя. Завещание Якова закрепляет в памяти его сыновей знание о том, что их владения – это земля Ханаанская. И в конце концов это приводит к тому, что сыновья Израиля знают, что нужно ждать того часа, когда они выйдут из Египта, и вернутся в свою Землю. И это, в конце концов, сделало возможным выход из Египта.

−−−−−−−−−*−−−−−−−−−

Перевод статьи с сайта Танах колледжа «Гецог»

 

Пророчество

Рав Зеев Мешков

Пророчество (иврит невуа) — речь Всевышнего, обращенная к человеку, избранному быть Его посланником, чтобы поучать Сынов Израиля, указывая им на распространившиеся в народе преступления и укоренившиеся в нем грехи. Слова Божетсвенного откровения передаются не через органы слуха, а звучат в эмоциональном мире пророка также как и пророческие картины не воспринимаются глазами, а открываются исключительно его внутреннему взору. Часто пророку позволялось заглянуть в будущее, чтобы он предостерег евреев о наказании, ожидающем их, в случае проявления упрямства и нежелания вернуться на пути истины. Нередко в пророческих видениях приоткрывались времена, которые должны наступить после завершения истории, начавшейся с первого греха. Пророки проникали в тайны идеального мира, лишенного недостатков людей и общества, видели совершенный Храм и образ праведного царя. Все это открывалось им, чтобы они могли вдохновить народ на созидательный труд, самоотверженную борьбу с врагом и духовную работу, направленную на воспитание нового поколения.

«Невуа» (пророчество) образовано от «нив» (движение губ, говор, произношение). Само происхождение слова невуа от корня нив указывает на силу пророчества, которое часто превращало человека в посланника (если он соглашался стать таковым) и в момент произнесения вложенной ему в уста речи, разум отключался, позволяя губам двигаться по воле Небес. «И простер Б-г руку Свою и коснулся уст моих и сказал мне Б-г: «вот Я вложил слова Мои в уста твои» (Йеримияу 1:9).

Неоднозначность в описании пророками будущих событий объясняется тем, что поведение людей всегда может изменить ход истории как в лучшую сторону, так и в худшую. Однако в тех случаях, когда пророк непосредственно обращается к народу со словами поучения, требуя исправить грехи и устраниться от недостойных дел, его слова отличаются предельной ясностью.

Признание истинности пророчеств, записанных на все поколения считается обязательным для каждого верующего человека (Рамбам Хилхот Йсодей адат 7:1).

Кроме 48 пророков и семи пророчиц, упомянутых в пророческих книгах, в еврейском народе было большое число людей, одоренных способностью воспринимать голос Всевышнего и ниспосланные им видения. Но только те из пророчеств, которые имеют значение для всех поколений, были записаны на пергаменте и передавались как священные писания (Мгила 14а).

Бог обращался к Адаму, Каину, Ноаху и другим людям, и они отвечали Ему, но первый человек, о котором Тора засвидетельствовала, что он является пророком – Авраам (Берейшит 20:7). Всевышний открыл ему в видении, что его потомки будут находиться в изгнании, а затем совершат исход (Берейшит 15). Самым великим из всех пророков был Моше. «Не поднялся больше в Израиле подобный Моше, которого знал бы Бог лицом к лицу» (Дварим 34:10). Моше отличался от других пророков тем, что достигал пророческого состояния сразу в любое время, когда только хотел. Сообщаемые ему пророчества были ясными и не походили на туманные сны (Рамбам Хилхот Йсодей адат 7:6). Тора свидетельствует о нем: «Не было больше в Израиле пророка подобного Моше» (Дварим 34:10).

С момента дарования Торы у горы Синай пророческий дар дается только сыновьям Израиля, как сказано: «просил Моше, чтобы Божетвенное Присутствие не оставляло сыновей Израиля и было дано ему это, просил, чтобы Оно не соединялось с народами мира и было дано ему это» (Брахот 7а). Слова Всевышнего и пророческие образы должны быть правильно восприняты и поняты тем, к кому они обращены, в противном случае они превратятся в лжепророчество. Билам, начавший пророчествовать еще до доравания Торы и не утративший этот дар сразу, стал наглядным примером, что человек может направить духовные силы на злодейство. (Бемидбар, главы Балак, Пинхас). О Биламе говорится: «В начале был пророком, а потом стал колдуном» (Сангедрин 106а)

Пророк всегда знает, что он говорит с Творцом, в отличии от колдунов, которые не могут определить, кто обращается к ним – «великий дух, бог воды или огня» или душа умершего человека (Рамбам, введение к комментариям на Мишну).

Со времен Йеошуа, завоевавшего Землю Израиля, и на протяжении всей эпохи судей пророческий дар в еврейском народе постоянно ослабевал и в конце этого периода стал редким явлением, но с появлением Шмуэля, объединившего все колена Израиля, он начал набирать новые силы. Во времена Шауля тех, у кого появлялись проблески пророчества и он мог предсказывать события в жизни отдельных людей или помогать найти им потерянное, называли ясновидцами (Шмуэль 1). В годы его правления в Геве существовала школа пророков. Изучение Торы, тщательное соблюдение заповедей и постоянное самосовершенствование приводило к тому, что «Божественный дух снисходил на них» (Йешаяу, 11). Пророки подобных школ нередко пользовались особыми приемами, в частности – прибегали к игре на музыкальных инстврументах, чтобы дойти до такого состояния, когда окружающая действительность переставала существовать для них и душа могла пребывать в покое и наслаждаться светом духовных сфер. Они не придавали большого значения миру материи и, обходясь грубым хлебом и водой, не заботились о том, как заработать на пропитание. Одеждой им служила накидка из необработанной шерсти и простой пояс. Их недостатком была оторванность от обычной жизни, нежелание решать проблемы всего народа и влиять на духовный уровень людей. Некоторые из них не создавали свои семьи. Такие группы пророков существовали на протяжении всего периода судей и первого Храма, но не они сыграли решающую роль в судьбе еврейского народа. В то время, когда больщинство из этих пророков, забыв о проблемах народа, искали уединения и покоя и занимались исключительно самосовершенствованием, Всевышний избирал в каждом поколении тех редких людей, которые обладали широким взглядом, осознавали общие проблемы, любили весь народ и стремились исправить недостатки своего времени. Он дал им силы и способности и вывел на такой пророческий уровень, который недоступен тем, кто становится на путь самосовершенствования ради самого себя. На протяжении поколений они укрепляли веру сынов Израиля и сумели укоренить в народе представления об абсолютном единстве Б-га, Его стремлении к добру и справедливости, а так же разъяснить, насколько велика Его ненависть к идолопоклонству и другим преступлениям. Благодаря им в еврейском народе возникло четкое представление о том, что за каждый поступок, будь то праведное дело или преступление воздается по принципу мера за меру. На пророков часто возлагалась нелегкая задача – быть наставниками царей. Так, напроимер, Йешаяу. Он жил в трудный период владычества Ассирии. Йешаяу потребовал от царя Хизкияу восстать против диктата Ассирии и Иудея встала на путь борьбы. Это привело ко вторжению Санхерива, разрушевшему к тому времени северное царство. Йешаяу и Хизкияу удостоились чуда: войско Санхерива умерло в одну ночь под стенами Йерушалаима от неизвестной болезни. Для него, как и для других пророков, понятия добра и справедливости были неотделимы от приницов веры. Он не признавал служение Вс-вышнему, сочетающиеся с притеснением, порабощением и обманом ближних. «Слушайте слово Б-га властители Сдома, внемлите Торе Вс-сильного нашего, народ Аморы» — обращался он к недостойным правителям и бесчестным людям – «К чему мне множество жертв ваших? – говорит Б-г. Пресыщен Я всесожжениями овнов и туком откормленного скота…удалите зло поступков ваших от очей моих, перестаньте творить зло. Учитесь творить добро: установите справедливый суд, поддержите угнетенного, судите сироту, вступайтесь за вдову» (Йешаяу 1:10-18).

Йеримияу, пророчествовавший в конце периода первого Храма и предсказывал его разрушение. Его голос остался неуслышенным и только после трагедии, постигшей Йерушалаим, его пророчества были восприняты и дали жителям иудеи силы для продолжения жизни в изгнании и раскаяния.

Йехезкиэль был угнан в Вавилон за десять лет до разрушения Храма вместе с плененным царем Йехонией. Его деятельность сыграла рещающую роль в том, что жители Иудеи не растворились в изгнании среди других племен и народов, а пророчества вселили уверенность в том, что в будущем к Израилю вернется его былое величие.

Пророки оказали большое влияние на сынов Израиля и в период возвращения из Вавилонского плена. Они во многом определили облик возродившегося государства.

В трактате Йома говорится: «когда умерли последние пророки Хагай Захария и Малахи, ушел «дух святости» (пророческий дар) из (народа) Израиля (9б. см. так же Санхедрин 11а, Сота 48б). «Каждое из пророчеств было дано в связи с проблемами времени, поколения и поведения людей» (Раши, Хулин 137а).

Малахи предсказал, что пророческий дар в будущем должен вернуться к сынам Израиля.

Наиболее общая тема, проходящая красной линией через книги всех пророков – предсказание изгнания и последующего собирания сынов Израиля со всех концов Земли, восстановление государства и Храма и раскрытие во всем мире Божественного Присутствия. На протяжении многих сотен лет страдания на чужбине и преследований за веру, именно слова пророческих книг, обещавшие спасения, возвращение на родину и утешение, звучавшие во всех синагогах мира в субботы и праздники, поддерживали дух народа, не давали угаснуть мечте, вдохновляли и поэтов, и мечтателей и отчаянных переселенцев, с риском для жизни добиравшихся и селевшихся на Святой Земле.

На сегодняшний день мы можем с уверенностью сказать, что пророчество исполняются во всех своих деталях, хотя не всегда так, как мы ожидали. Мы стали свидетелями собирания рассеяных с четырех концов Земли восстановления еврейского государства, чудесных побед еврейского народа над врагами, стремившимися уничтожить его и разгоревшейся борьбы за Йерушалаим и Храмовую гору, в которой принимает участие чуть ли не весь мир.

Храм и жертвоприношения – взгляд со стороны священников

Пинхас Полонский

(Комментарий к Торе: к разделу (3-2) Цав — книга Левит, гл. 6-8)

1. Соотношение разделов Ваикра и Цав

Раздел Цав, второй недельный раздел книги Левит, как и первый ее раздел, Ваикра, говорит о жертвоприношениях – однако он рассматривает их с другой стороны, со стороны священников.

Раздел Ваикра говорил о жертвоприношениях со стороны человека, приносящего эти жертвы, и этому соответствовало его название Ваикра, «позвал, пригласил», поскольку Бог пригласил Моисея  в шатер, и приглашает к добровольным жертвоприношениям каждого из нас, но никак не обязывает. Для простого человека принесение жертв – это добровольная вещь, его личное желание приблизиться к Всевышнему — и соответственно  раздел Ваикра начинается с жертв добровольных,  всесожжения и  благодарности. Второй же раздел начинается со слова Цав, «прикажи» – потому что для священников принесение жертв и служение в Храме – это обязанность и работа. Соответственно, центральное место раздела Цав занимают жертвы за грех и различные обязательные работы, которые священник совершает в Храме.

2. Работа священников при жертвеннике

Описание деятельности священника по функционированию жертвенника начинается с поддержания огня на жертвеннике: «И Господь сказал Моше, говоря: Заповедай Аарону и сынам его: вот закон всесожжения: оно на огне на жертвеннике должно оставаться всю ночь до утра, и огонь жертвенника пусть горит на нем. … А огонь на жертвеннике пусть горит, не угасая; и пусть поджигает на нем священник дрова каждое утро и раскладывает на нем всесожжение; и воскурит он на нем жир мирных жертв. Огонь постоянный пусть горит на жертвеннике, не угасая» (Левит, 1:1-6).

Поддержание огня относится к ночной смене работы Храма. Жертвы приносили только днем, а ночью дожигались их остатки, и перед утром убирался пепел, для того чтобы можно было начинать новый цикл жертвоприношений. И первая заповедь, которая дается священникам именно в этом разделе, – это заповедь постоянно поддерживать огонь на жертвеннике. Это, в общем, и есть функция священников. В то время как обычный человек приходит в Храм время от времени, и для него это личное  продвижение, – священник должен поддерживать огонь в Храме, чтобы, даже когда евреи недостаточно активно общаются с Храмом, не слишком часто приходят сюда или приносят жертвы, Храм все равно бы функционировал.

Вторая заповедь, которая дана здесь священникам, – это заповедь убирать пепел, чтобы приготовить место для нового жертвоприношения, нового дня. Это опять-таки важное символическое действие, которое говорит нам о том, что новый день, новый этап связи со Всевышним, должен начинаться с расчистки жертвенника от пепла предыдущих жертв. Просто так, без расчистки площадки, построить новый этап не удается. И, хотя прежние этапы – это важная часть нашей памяти, основы – все-таки расчистка площадки очень часто бывает нужна.

3. Противостояние линий Моисея и Аарона

Разделы Ваикра и Цав продолжают противостояние линий Моисея и Аарона. Они разделяются здесь примерно так же, как разделялись линии Моисея и Аарона в описании Храма в книге Исход, в разделах Трума и Тецаве. И так же, как там разделение Моисея и Аарона вызвало кризис в истории Золотого Тельца, – так и здесь разделение линий Моисея и Аарона вызывает в самом функционировании Храма кризис, который приведет к смерти сыновей Аарона, о чем мы будем читать в следующем разделе. И только после этого второго кризиса линии Моисея и Аарона объединяются в общую интегральную Тору, включающую в себя оба аспекта.

Может быть, из того факта, что после раздела Цав, описывающего служение Аарона, следует раздел кризиса и смерть сыновей Аарона, – мы сможем понять, что если служение в Храме осуществляется по обязанности, то оно приводит к кризису и развалу. И это касается, наверное, всего иудаизма. Если мы воспринимаем иудаизм как обязанность, то, к чему нас вынуждают свыше, где у нас нет собственного подхода, и мы являемся просто исполнителями повелений, –  такой подход приводит к кризису. Тогда необходима перестройка, в результате которой добровольные и свободные действия будут интегрированы с определенной частью долженствования и обязательности.

4. Порядок описания жертвоприношений

Жертвоприношения в разделе Ваикра описаны в таком порядке:

  • Жертва всесожжения,
  • хлебная жертва,
  • мирная жертва,
  • очистительная жертва за грех,
  • повинная жертва.

В то время как в недельном разделе «Цав» порядок иной:

  • Жертва всесожжения,
  • хлебная жертва,
  • очистительная жертва за грех,
  • повинная жертва,
  • мирная жертва.

Мы видим, что мирная жертва перенесена из середины к концу списка.

При этом перечислении то, что указано в начале списка — представляется лучшим и более желанным в глазах Всевышнего. Жертва всесожжения и хлебная жертва выражают стремление человека всем сердцем приблизиться к Богу, без всякого личного интереса, без наполнения собственного желудка. Это идеалистическое служение, соответствующее базовому характеру жертвы — подобное принесению в жертву себя самого: «Когда кто из вас хочет принести жертву Господу» — и мидраш поясняет: жертву из вас самих. Внутреннее желание – принести в жертву себя. Но, как и в истории Акедат Ицхак («Жертвоприношения Ицхака»), Бог заповедал: «Не заноси руки твоей на отрока», поскольку Бог хочет жизни — так и всем потомкам Ицхака передано, что Богу нужно лишь одно желание принести себя в жертву, но не реальная реализация этого, и живое тело должно быть заменено «другим овном» – «из крупного или мелкого скота, приносите жертву вашу» (Левит 1:2).

Мирная жертва раскрывает более сложный процесс: Участие человека в трапезе Всевышнего, и участие Всевышнего в трапезе человека. Часть животного возносится на жертвеннике, но основную часть съедает сам приносящий и его семья. Это требует от человека степени святости, соответствующей жертвеннику. Такое служение относится к уровню сынов Израиля, которые способны направить свои земные наслаждения к Божественному. И это не подходит другим народам, — а поэтому от них принимают только жертвы всесожжения, поскольку они еще не способны поставить личное наслаждение на службу Всевышнему.

Грехоочистительная жертва и повинная жертва являются следствием ошибок человека, и служат их исправлению. Эти такие жертвы, нужда  в которых возникает постфактум — и поэтому понятно, что их место в конце списка.

Первый порядок жертв (указанный в недельном разделе Ваикра) реализуется, когда мы исходим из желания сердца человека, вытекающего из идеала: «добровольных жертвоприношений» (Раши на Левит 1:2) И это верно для недельного раздела Ваикра, которая соответствует разделу Терума, «Торе Моисея». Эта глава и начинается словами: «И воззвал (Господь) к Моисею». Она описывает служение совершенного человека, полностью подчиненному своему разуму, от которого очень далека возможность согрешить.

В отличии от этого, в разделе Цав, связанном с разделом Тецаве, разделом Аарона (как нам прояснил рав Давид Цви Хофман, главы «Цав» и «Тецаве» сказаны одна за другой; но часть, которая относилась к построению скинии была записана в книге Исход, а часть имеющая значения для будущих поколений — в книге Левит) — в этом разделе говорится о жертвах с точки зрения обязанности их принесения, тогда как человек стремится избежать их. Как об этом пишет Раши в комментарии на Левит 6:1: «Там, где это связано с материальным уроном — Писание должно обязывать (к исполнению заповеди)». И это глава относится к «Торе Аарона», она приближает тех, кто может согрешить.

Поэтому в разделе Цав грехоочистительные и повинные жертвы приводятся перед жертвами мирными — поскольку в случае, если человек еще не исправил свой грех, то есть опасение, что и в мирных жертвах, не все его побуждения будут ради Небес.

5. Священники как Храмовая утварь

Вторая половина раздела Цав посвящена процессу введения Аарона и его сыновей в должность коhенов.

При этом сами священники рассматриваются как часть Храмовой утвари. Их помазывают маслом, как и другие Храмовые сосуды, их готовят к работе в качестве части системы. Например, на выступающей части жертвенника расположены  так называемые «рога» жертвенника, которые показывают «стремление к Небу» и на которые кропят при служении. У священников символом рогов жертвенника становятся большие пальцы руки и ноги, и мочка уха. У человека органы слуха, действия и передвижения являются «выступающими частями тела»; аналогичную роль играют выступающие рога жертвенника, символизирующие связь с Богом через то, как мы слышим окружающих, как принимаем указания Всевышнего, что делаем, куда идем, и как мы вообще движемся по жизни.

——✶——

Данная статья основана на комментарии к Торе «Библейская динамика» http://ejwiki-books.com/pvd.html

Проблема восстановления жертвоприношений

Пинхас Полонский

(Комментарий к Торе: к разделу (3-1) Ваикра — книга Левит, гл. 1-5)

1. Неоднозначное отношение еврейской традиции к жертвоприношениям

«Ваикра», первый недельный раздел книги «Левит», посвящен жертвоприношениям в Храме, и в следующих недельных разделах о них тоже немало говорится. Из того, как много места в Торе уделено жертвоприношениям, мы можем понять, что они были весьма важной частью взаимоотношений Бога и человека. Однако наши Мудрецы в качестве «hафтары» (отрывка из Пророков, читаемого в синагоге после недельной главы Торы) к разделу Ваикра выбрали отрывок из Исайи (гл. 44), говорящий, казалось бы, о противоположном: о том, что нельзя придавать жертвоприношениям слишком большое значение, нельзя считать, что они действуют автоматически, и что главным для очищения человека перед Богом являются совсем не жертвы, а раскаяние и исправление грехов.

Отношение к жертвоприношениям всегда было неоднозначным в еврейской традиции. Согласно мнениям одних Мудрецов (представлявшим, в основном, рационалистическую школу в иудаизме), основной целью жертвоприношений в древности было то, что они отдаляли человека от идолопоклонства. Поскольку человек по природе своей очень склонен приносить жертвы Высшему Существу, то в древности он приносил жертвы всевозможным идолам, и не было никакой возможности сразу отдалить его от этого. Согласно этой точке зрения, Тора, учитывая человеческие слабости, повелела нам приносить жертвоприношения Богу прежде всего для того, чтобы мы не приносили их идолам. Иными словами, жертвы Богу становятся как бы способом постепенного отвыкания от жертв вообще, способом продвижения от язычества к чисто духовному уровню служения. Однако большинство наших Мудрецов (и в особенности представители каббалистического направления в иудаизме) были не согласны с таким подходом. Они подчеркивают, что Тора есть вечная Божественная истина, и ее заповеди — а особенно столь центральные, как жертвы, — не могут определяться такой чисто прагматической и преходящей исторической необходимостью, как отдаление древнего человека от служения идолам. Более того, мы знаем, что жертвоприношения приносили еще Адам, Авель и Каин, Ноах — т.е. люди, жившие во времена, когда идолопоклонства еще не существовало — и, значит, жертвоприношения имеют самостоятельное значение. Да и само слово корбан, «жертвоприношение», происходит от корня карав, «приближаться» — что указывает на суть жертв как способа приближения человека к Богу, а не как средства для отдаления от идолопоклонства.

2. Отношение к жертвоприношениям как к «техническому средству» было одной из причин разрушения Храма

Как это нередко бывает в иудаизме, эти две противоположные точки зрения на жертвоприношения не отрицают, а дополняют друг друга. Человеку необходимо как осознавать важность и величие жертвоприношений, так и помнить, что совершенно неправильно считать жертвы основным моментом искупления. Более того: то, что наши предки зачастую воспринимали жертвы как «верное техническое средство очищения перед Богом» — было одной из причин разрушения Храма и прекращения жертвоприношений. За две тысячи лет изгнания мы должны были научиться очищению и искуплению без жертв — путем раскаяния, собственного исправления грехов, более правильной и нравственной жизни.

3. При восстановлении Храма — замена животных жертв на хлебные

Мы все надеемся что Храм будет восстановлен вскорости в наши дни – но как быть с жертвоприношениями? Нужно ли вообще их восстанавливать? Неужели мы снова будем рассматривать зарезание животных в Храме как одно из центральных явлений нашей духовной жизни? Это как-то совсем не вяжется с нашим миром сегодня – и отнюдь не выглядит как путь к духовности.

Очень необычное решение проблемы предложил рав Кук, а именно: он указал что если весь мир, или по крайней мере еврейский народ, массово перейдет на вегетарианство — то тогда в Храме тоже не нужны животные жертвоприношения, и их можно заменить на хлебные.

И действительно, сегодня нам очень трудно представить себе именно  жертвоприношения животных – создание Храма даже отдаленно напоминающего скотобойню — выглядит чрезвычайно отталкивающе, кошмарно и с этической, и с эстетической точки зрения. А иудаизм не может быть адекватно реализован на анти-эстетических или анти-этических основах. Для современного развития цивилизации животные жертвоприношения являются невозможными, и они не только не пробуждают чувство приближения к Богу, но наоборот выглядит отвратительно.

Что же касается «хлебных жертвоприношений» — то наоборот, это вполне уместная и понятное символическое действие, не имеющее никаких этических и эстетических проблем, и позитивно ощущаемое мистически.

Рав Кук указал, что если мир станет вегетарианским, то Сангедрин (когда будет восстановлен) найдет новое толкование некоторых стихов Торы в соответствии с которым можно будет все животные жертвы в Храме заменить на хлебные. И такой Храм будет вполне уместен.

Надо отметить что довольно быстрый переход мира на вегетарианство, хотя это выглядит фантастикой – совсем не является невозможным, и этот переход будет сделан отнюдь не изменением вкусовых привычек миллиардов людей, а чисто технологически. А именно, сегодня уже есть технология производства мяса для еды путем выращивания его в лаборатории из клеток — так что уже существует возможность приготовить шашлык или гамбургер из «не-мясного мяса», абсолютно неотличимого от обычного по всем параметрам, которое при этом берётся совсем не из убийства животных. Сегодня такая технология стоит довольно дорого но мы знаем что как только технологии есть, то ее внедрение в массовое производство это вопрос очень недолгий. Поэтому за пару десятилетий (или даже раньше) стоимость «не-мясного мяса» так упадет, что полностью вытеснит мясо обычное — ведь по вкусу и по всем прочим параметрам они будут абсолютно неотличимы. И тогда весь мир перейдет на вегетарианство не этически или гастрономически, а чисто технически.

А как только мир станет вегетарианским – с точки зрения Торы, как считает рав Кук, отпадет необходимость приносить в Храме животные жертвоприношения.

И мы надеемся что Храм, который будет построен вскорости в наши дни, обойдётся перед животных жертвоприношений, и таким образом он будет играть роль приближения человека ко Всевышнему гораздо более успешно.

——✶——

Данная статья основана на комментарии к Торе «Библейская динамика» http://ejwiki-books.com/pvd.html

 

 

Соединение подходов Моисея и Аарона

Пинхас Полонский

(Комментарий к Торе: к разделам Ваякhель-Пекудей — книга Исход, гл. 35)

Недельные разделы (10) Ваякhель и (11) Пекудей завершают Книгу Исход. Ранее, в разделах Трума и Тецаве, Моисей получает указания об устройстве Скинии — а теперь, в разделах Ваякhель и Пекудей, описывается само ее сооружение. Т.е. в разделах Трума и Тецаве был теоретический подход, а в Ваякhель и Пекудей дан подход практический. Разделы (10) Ваякhель и (11) Пекудей, два последних недельных раздела Книги Исход, рассказывают нам о реализации святости в еврейском народе, о построении переносного Храма, Скинии. То, что сначала было показано Моисею наверху, на горе Синай, — теперь реализуется внизу, в нашем мире.

В этом практическом описании очень многое повторяется из сказанного ранее в теоретическом. А поскольку в Торе нет «просто повторения» – то это означает, что нам сообщается нечто новое. Например, можно понять это как «практическое осуществление это нечто иное, чем предварительный теоретический план». Когда мы делаем что-то практически – то наши действия имеют совсем иной смысл, чем когда мы это только планируем – и именно поэтому Тора описывает все детали постройки еще раз.

При этом в описании практического построения Храма есть важные отличия от его теоретического описания — прежде всего, это относится к последовательности действий, что показывает изменение в понимании соотношения частей Скинии.

Как мы уже обсуждали, есть два линии понимания Храма и Торы – подход Моисея, правая сторона, при которой главное в Храме это Откровение —  и подход Аарона, левая сторона, при которой главное в Храме это Искупление. Откровение продвигает, приближает человека к Богу —  а искупление поддерживает, не дает упасть и развалиться.

Когда Храм описывается как идеал, в разделах Трума и Тецаве, то подходы Моисея и Аарона приводятся отдельно, – и этот разрыв подчеркивается тем, что Моисей находится наверху, на вершине горы, а Аарон внизу, с народом. Из-за такого разрыва в руководстве начинается кризис, приведший к созданию Золотого Тельца. Таким образом, идея полного разделения Откровения на две отдельные линии, Моисея и Аарона – эта идея проваливается.

После кризиса и произошедшего швират келим, «разлома сосудов», наступает стадия тикун, «исправления, починки», когда две линии соединяются. Лишь при таком соединении Божественное Учение приобретает устойчивость; а поэтому Ваякhель и Пекудей – это разделы не только строительства Скинии, но и устойчивости Скинии и Торы вообще.

И главная основа устойчивости Храма – переплетение подхода Моисея и подхода Аарона. В целом, Ваякhель – это раздел Моисея (Храм и его сосуды), а Пекудей – раздел Аарона (что выражается в описании одежды священников, и также в отчете об израсходованных материалах, необходимость которого есть следствие греховности человека). Но при этом в каждый из разделов включаются элементы, свойственные противоположному подходу – и этим они уравновешиваются.

Раздел Ваякhэль начинается с того, что Моисей «собрал все общество сынов Израиля» (Исх. 35:1) — потому что в построении Храма должен участвовать весь народ. Построение Храма – это не дело частного, отдельного человека, не может отдельная группа людей, какими бы выдающимися они ни были, строить Храм на основании личного решения. Оно может быть только делом всего народа, – и именно поэтому дальнейшая традиция нам говорит, что Храм должен построить Машиах. По сути, Машиах это не обязательно царь как личность, это общее состояние эпохи – и поэтому еврейское государство в Стране Израиля, объединяющее народ, тоже является категорией Машиаха. Таким образом, только государство и народ в целом могут строить Храм.

Однако народ в целом не может основываться только на одной линии, Моисея или Аарона, быть только на левой или на правой стороне. И поэтому соединение двух линий — это необходимый фундамент, на базе которого народ может устоять и действовать.

——✶——

Данная статья основана на комментарии к Торе «Библейская динамика» http://ejwiki-books.com/pvd.html  

Покрывало на лице Моисея

Пинхас Полонский

(Комментарий к Торе: к разделу (2-9) Ки Теце — книга Исход, гл. 34)

(29) А когда Моше сходил с горы Синай, и обе скрижали откровения в его руке — то лицо его сияло лучами от разговора с Богом.

(30) И Аарон и все сыны Израиля увидели, что лицо Моше сияет, и боялись подойти к нему.

(31) И Моше позвал их, и разговаривал с ними, и заповедал им все, о чем Господь говорил с ним на горе Синай.

(33) И когда Моше окончил говорить с ними, он опустил на свое лицо покрывало.

(34) Когда же Моше приходил пред Лицо Господа, чтобы говорить с Ним — то снимал покрывало, пока не выходил, а выйдя пересказывал сынам Израиля то, что ему заповедано.

(35) И сыны Израиля видели, как лицо Моше сияло – и потом Моше опять опускал покрывало на лицо свое.

Лицо Моисея было закрыто покрывалом в течение всех 38 лет хождения по Пустыне. Моисей снимал покрывало только во время передачи Учения – когда воспринимал откровение от Бога, или когда сам обучал народ, в это время его лицо было открыто и светилось. Но всё остальное время народ не видел лицо Моисея, а Моисей не видел жизни народа. Моисей жил вне стана, рядом с Богом — а народ жил отдельно.

 

Это отстранение Моисея от жизни народа — привело к потере взаимопонимания между ним и новым поколением, выросшим в Пустыне. Моисей не понимал трудностей и чаяний этого нового поколения, которое сильно отличалось от поколения Исхода — а тот, кто не понимает людей, не может правильно интерпретировать их проблемы, а поэтому не может быть руководителем. Когда в очередной критический момент кончилась вода и начался ропот, то Моисей не понял проблему, неправильно отреагировал на нее и в итоге ошибся и ударил посохом о скалу — и за это был смещен с руководства народом и не вошёл в Страну Израиля

 

Так случается с каждым великим духовным лидером. Постепенно вокруг всякого лидера образуется группы его советников и их ближайших помощников, и тогда он начинает видеть мир через это «покрывало», и не общается с простыми людьми — и поэтому постепенно перестает понимать проблемы нового поколения, и уже не может на них адекватно реагировать.

Поэтому есть очень важный позитивный аспект в том что лидеры сменяются — одни уходят, и на их место приходят другие. Совершенно необоснованно представление, что если бы прежние духовные лидеры вдруг вернулись бы в нашу жизнь, то они могли бы дать адекватный ответ на вопросы нашего поколения. Это совершенно не так: прежние духовные лидеры понимали то поколение, в котором они выросли и сформировались — и поэтому их ответ отнюдь не был бы адекватным для нового поколения.

 

Поэтому только мы сами, представители своего собственного поколения, —  можем найти решение тех задач, которые стоят перед нашим поколением.

————-

Конечно, это не значит, что покрывало было просто случайностью или «неправильностью». Есть очень важная необходимость в том чтобы отключиться от бытового мира для того чтобы можно было подняться в высшие миры. Поэтому Моисей, например, не мог получить Тору внизу, для этого ему было обязательно нужно отделиться от народа, подняться на гору Синай. (И для аналогичной цели нужно покрывало — этот такой же элемент отключения от нижней, бытовой жизни). Однако именно это послужило причиной создания Золотого Тельца и разбиения скрижалей. Т.е. эти вещи взаимосвязаны — для того, чтобы контактировать с высшими мирами, совершенно необходимо некоторое отключение от бытовой жизни — а с другой стороны, именно оно является причиной потери контакта с окружающими. В идеале эти вещи должны быть в равновесии, но этого трудно достигнуть.

В частности, в дальнейших книгах Торы нет упоминания про  покрывало — но при этом мы видим в книге Чисел, что после 38 лет в Пустыне контакт Моисея с новым поколениям утерян. Частично он был восстановлен после завершающего года путешествия по пустыне, в книге Второзаконие — но тем не менее Моисей уже не мог восстановить контакт до такой степени чтобы руководить народом. Таким образом, это вопрос двойственный: и с одной стороны отделения необходимо, с другой стороны оно приводит к потере взаимопонимания.)

——✶——

 

Данная статья основана на комментарии к Торе «Библейская динамика» http://ejwiki-books.com/pvd.html  

 

Война с Амалеком

Пинхас Полонский

Комментарий к Торе: к субботе перед Пуримом

Суббота перед праздником Пурим — это Шабат Захор, «Суббота памяти о войне с Амалеком». Заповедь этой войны дана в Торе так:

«Помни, что сделал тебе Амалек на пути, при Исходе из Египта. 

Как он напал на тебя в дороге и перебил у тебя всех отстающих и ослабевших, а ты был изнурен, утомлен, и не боялся Бога. 

И вот, когда Господь, Бог твой, даст тебе в твоей земле покой от всех врагов твоих — сотри память об Амалеке из поднебесной; не забудь». (Второзаконие 25:17).

Почему об Амалеке, единственном из еврейских врагов, есть специальная заповедь «помнить»? И почему здесь подчеркнуто «и не боялся Бога» – какое это имеет отношение к войне? И что значит «ты был изнурен, утомлен»?

Обычно Амалека отождествляют со всеми «принципиальными врагами евреев», слова «и не боялся Бога» относят к Амалеку («он не боялся Бога и поэтому напал»), а смысл «памяти» понимается как «не забудь уничтожить врага, а то он опять нападет».

Однако возможно и иное прочтение.

При нем главной характеристикой Амалека является «нападение по дороге, при Исходе». Амалек появляется только в процессе Исхода, он является порождением (оборотной стороной) самого Исхода. Слова «и не боялся Бога» относятся к евреям (а не к Амалеку). А помнить об Амалеке нужно из-за того, что он встречается в еврейской истории очень редко – только тогда когда происходит Исход, а это было всего три раза за всю еврейскую историю.

Исход это ситуация ухода из Изгнания и возвращения в Страну, и это было при уходе из Египта (построение Первого Храма), возвращении из Вавилона (построение Второго Храма), и третий раз сегодня – когда еврейский народ собирается в своей Стране для построения Третьего Храма.

И в каждый из этих Исходов есть проблема «боязни Бога» – вроде бы уже можно идти, но часть евреев не верит в это, не верит что нас ведет Всевышний, и поэтому отстает. Именно на них нападает Амалек.

Первый раз это было нападением при Исходе из Египта. Надо было идти вперед, но евреи медлили, им во всем виделись проблемы – и поэтому пришел Амалек. Только победив в войне, египетские рабы почувствовали себя полноценным народом, и смогли пойти на гору Синай получать Тору.

Второй раз это было когда евреи выходили из Вавилона и строили Второй Храм. Казалось бы, царь Кир дал разрешение, нужно было всем возвращаться в Иудею – но народ медлил, «не боялся Бога». В итоге против евреев встал Аман, произошла история Пурима  — и именно тогда евреи осознали значение Торы, «еще раз сами приняли ее на себя».

И третий раз это произошло в нашем веке. Казалось бы, есть Декларация Бальфура и разрешение Лиги наций. Но еврейский народ медлит, он не верит что исторический процесс ведет Всевышний – и тогда пришла Катастрофа Второй мировой войны и во время этой войны Амалек сегодняшнего дня.

При этом войну с Амалеком нельзя рассматривать в категориях «награды и наказания». Не потому Амалек приходит что некоторая часть евреев виновата и «отстает» – а потому что в процессе Геулы отставание неизбежно. И так же Амалек неизбежен. Потому что победа над Амалеком  — это необходимая часть Исхода.

Победа над Амалеком нужна для того, чтобы научить евреев вере в Бога. Вера – это не просто соблюдение заповедей. Вера – это доверие Богу, который управляет миром вокруг нас, это доверие к тому что исторический процесс это и есть проявление Бога на земле.

И поэтому сегодня вера в Бога – это понимание роли Государства Израиля как трона Божественного присутствия в мире. Продвижение такого уровня веры – это и есть сегодня «стирание памяти об Амалеке».

——✶——

Данная статья основана на комментарии к Торе «Библейская динамика» http://ejwiki-books.com/pvd.html  

Храм Моисея и Храм Аарона

Пинхас Полонский

(Комментарий к Торе: к разделам (2 – 7 и 8) Трума и Тецаве — книга Исход, гл. 25-29)

1. Храм Откровения и Храм Искупления

В Торе есть два недельный раздела, Трума и Тецаве, которые описывают Храм – и при этом дают два совершенно разных взгляда на него.

В разделе Трума действует только Моисей, а Аарон ни разу не упоминается. В разделе Тецаве, наоборот, действующее лицо это Аарон, и ни разу не упоминается Моисей. Такое различие, отнюдь не характерное для Торы – показывает, что эти два раздела дают «взгляд на Храм со стороны Моисея» и «взгляд на Храм со стороны Аарона». И эти два взгляда очень сильно отличаются.

В разделе Трума, «взгляде на Храм со стороны Моисея», описаны Храмовые сосуды, и прежде всего Ковчег – но там нет никаких священников. Человек входит в Святилище без посредников, соприкосновение со святостью происходит без всяких преград. Человек, пришедший в Храм, достаточно чист, чтобы соприкасаться со святостью напрямую. Слева от вошедшего стоит Менора, т.е. свет мудрости, справа Стол с хлебами предложения (материальный успех), между ними – прямой проход в Святая Святых. Ничто не загораживает человеку путь вперед. В Святая Святых стоит Ковчег Завета, в нем лежат Скрижали, над Ковчегом Завета херувимы, и из пространства между ними раздается голос Всевышнего. Т.е. сущностью Храма Моисея является Откровение, на базе материальных и духовных достижений человека, и именно ради этого человек приходит в Храм: услышать голос Бога, понять сущность мира и его устройство, понять, чего Бог хочет от человека. Человек сам по себе чист, и цель Храма – приближение к Богу и получение Откровения.

Подход Аарона, описанный в разделе Тецаве, совершенно иной. Человек, придя в Храм Аарона, видит там священников, задача которых состоит в очищении от грехов. Человек по сути своей склонен к греху, поэтому пройти напрямую ему не разрешено, для этого он недостаточно чист и правилен, священники его не пропускают. Они выступают как посредники и сами доносят его жертву Всевышнему —  т.е. соприкасаться со святостью, вместо пришедшего в Храм человека, будут священники.

Для того, чтобы помочь человеку очиститься от грехов нужно внушить ему трепет перед Небесами, т.е. нужно произвести впечатление, воздействовать на воображение людей – и для этого священники одеваются особенным образом. В Храме Аарона огромную роль играет эстетическое воздействие, одеяния священников формируют у людей определенное представление, «воображение святости». (Поскольку именно ложное воображение приводит человека к греху, есть необходимость противопоставить ему «воображение святости»).

Посреди Храма Аарона установлен жертвенник воскурения, который не дает пройти напрямую в Святая Святых. Помещение Храма наполняет облако воскурения, оно закрывает Всевышнего и Его Откровение.

Человек приходит в Храм Аарона для того чтобы получить очищение от грехов, самостоятельно очиститься от которых не может, поскольку в основе своей грешен. Священники же помогают ему очиститься, дают ему искупление.

Таким образом, Моисей и Аарон относятся к человеку диаметрально противоположным образом.

С точки зрения Аарона центром Храмовой службы является приношение жертв, которые очищают человека, а центральным днем является День Искупления, Йом Кипур – единственный день в году, когда Аарон может войти в Святая Святых.

А вот Моисей входит в Святая Святых в любое время – потому что он приходит сюда за Откровением, а не за Искуплением. Искупление в Святая Святых происходит один раз в году, в Йом Кипур, а Откровение присутствует там постоянно. Сущность Храма, утверждает Моисей, – это Откровение, а искупление это лишь подспорье, необходимое для того чтобы перейти к Откровению.

Реальный же Храм должен объединять два аспекта – Моисея и Аарона, Откровения и Искупления, которые дополняют друг друга.

К сожалению в нашем представлении о Храме часто доминирующим является аспект Аарона, т.е. что назначение Храма это очищение от грехов. И поэтому современному человеку не вполне понятно, зачем вообще нужен Храм. Очень важно чтобы мы исправили этот перекос и восстановили в своём представлении о храме аспект Моисея, и поняли что задачей Храма является распространение божественного месседжа всему человечеству. Только тогда мы сможем понять смысл Храма и восстановить его.

2. Соотношение иудаизма и христианства как Моисея и Аарона

Синагога, которая называется в еврейской традиции «малый Храм», есть некоторые элементы напоминающие о нем — Ковчег, в котором лежит Свиток Торы, «постоянная лампада» напоминающая о Меноре – но в ее устройстве нет никаких элементов связанных со священниками, жертвоприношениями, воскурениями и т.д. Все храмовые элементы в синагоге соответствуют Храму Моисея, а не Храму Аарона. В процессе службы из Ковчега вынимают свиток Торы и читают его – т.е. моделируется Храм Откровения. Люди не приходят в синагогу за искуплением грехов – они приходят чтобы услышать Божественное слово. Поскольку исходно человек рождается чистым, и грехи это только небольшие препятствия на его пути, они вовсе не доминируют. Все люди, ведущие нормальный (не людоедский) образ жизни, попадают в рай – важный вопрос состоит однако в том, какое место в раю, в соответствии с твоими заслугами перед Богом и человечеством, ты сможешь занять.

В отличие от этого, в классической христианской (т.е. католической и православной) церкви и службе множество элементов, заимствованных из еврейского Храма, относятся именно к аспекту Аарона — одеяние священников, кадило с воскурениями, жертвенник (алтарь) и даже символические жертвоприношения, при которых вино и хлеб объявляются телом и кровью жертвы. Люди приходят в церковь, прежде всего, для очищения от грехов – поскольку исходно человек грешен, и без этого очищения в рай попасть невозможно.

В классической христианской службе, реализующей линию Аарона — воздействуют, прежде всего, на эмоции, воображение присутствующих, на их эмоциональное и эстетическое переживание.

А в службе в синагоге, реализующей линию Моисея, этот аспект подчеркнуто снят, в ней нет никаких специальных эстетических эффектов. Эмоция службы держится, прежде всего, на словах, на участии каждого из присутствующих в самостоятельном чтении молитвы, на ее внутреннем осознании. Даже пение, которое в христианстве является необходимой частью службы, в еврейском богослужении используется лишь эпизодически и не является важным.

Видимо, каждая религиозная система вобрала в себя из Храма то, что для нее ближе – а это означает, что различия в богослужении являются отражением общего соотношение иудаизма и христианства, которые соотносятся между собой как Моисей и Аарон.

Моисей получает Учение непосредственно от Бога. Но он косноязычен – в том смысле, что не может донести это учение до масс. А Аарон не имеет самостоятельного доступа к Божественному Откровению, зато умеет говорить так, что массы его понимают. Аналогично этому евреи могут получить от Бога Откровение, но им трудно донести его до всего человечества; еврейский подход зачастую воспринимается человечеством как «косноязычный». Христианство же получает Откровение через евреев — но оно, как Аарон, умеет облечь это Откровение в форму, доступную народам мира. В отличие от сложного иудаизма, христианство говорит с людьми на понятном им языке, и поэтому оказывается той оболочкой (т.е. переводчиком, интерфейсом), через которую иудаизм может быть воспринят человечеством.

3. Пути исторического развития

В конце Торы, в книге Второзаконие  — Моисей обретает возможность говорить с народом напрямую. Сегодня это реализуется на наших глазах, когда еврейский мир, благодаря созданию Израиля, обретает способ говорить напрямую с человечеством.

——✶——

Данная статья основана на комментарии к Торе «Библейская динамика» http://ejwiki-books.com/pvd.html