rav SherkyНедельная главаСтатьи-Недельная глава ТорыТора

Восьмой день творения

Седьмой день мироздания — это время, в которое Бог прекращает влиять на законы природы в нашем мире…

Аарон и его сыновья сидели у входа в скинию семь дней, так что день освящения Скинии можно с полным основанием назвать «Восьмым днем». Но он назван нашими мудрецами также и «первым днем – в который радость была такой же, как в день сотворения неба и земли». И таким образом, этот день – действительно – «восьмой день творения», которое еще не завершилось, поскольку в первой главе, книги Бытие по поводу седьмого дня  (в отличие от других дней) не было сказано завершающей фразы «и был вечер, и было утро – день седьмой».

Седьмой день мироздания — это время, в которое Бог прекращает влиять на законы природы в нашем мире, прекращает вносить изменения в Творение. Вместо Него действует человек, он работает в некотором роде, как «шабесгой» Всевышнего. Для нас этот День — т.е. вся история человечества – не выходной, и мы в него работаем. Шесть тысяч лет истории, которые составляют этот седьмой день Творения, делятся на шесть частей, соответствующих шести дням работы.

И при этом в нашем мире есть некоторое  предвосхищение «восьмого дня» — и это Храм, в котором осуществляются прямые взаимоотношения между сотворенными и Творцом. Храм относится к «восьмому дню», и поэтому законы Храма отличаются от наших законов. В Храме в субботу приносят жертвы, одежда коэнов содержит шаатнез — смешение нитей, запрещенное в обычной жизни и т.д. И это соответствует словам мудрецов о том, что Будущем Мире заповеди будут отменены. Главная идея Храма – это встреча лицом к лицу с Богом — и это то, чего мы ждем в Будущем мире.

Семь дней ожидания Аарона и его сыновей представляют собой как бы повторение истории человечества и ожидание восьмого дня.

Если бы мы этого заслужили, то вместе с освящением Скинии мир мог бы прийти к своему Восьмому дню. Но так не произошло по двум причинам: из-за того, что сделали Наддав и Авиhу, и из-за того, что этот Храм не был в Иерусалиме. Мир остался в Седьмом дне, с единственной точкой соприкосновения с Восьмым днем – в Храме.

Поскольку в «Восьмой день» отменяются заповеди Торы Моисея, — возникла мысль, что в Храме нет необходимости прислушиваться к Моисею, что там действует Тора Аарона, отделенная от Торы Моисея. И поэтому Наддав И Авиhу приняли самостоятельное решение. И также в будущих поколениях, когда первосвященник находился в Святая Святых, — никто не знал, поступал он там в соответствии с указаниями мудрецов, или нет. В Талмуде в трактате Йома (разбирающем законы Судного Дня) сказано, что «два мудреца из учеников Моисея» брали клятву у первосвященника, что он в своей службе не будет отклоняться от законов, которым его обучали. Из этого мы видим, что у первосвященника есть соблазн оторваться от Торы Моисея.

Как можно это предотвратить? Сказано, что «берут у него клятву». Слово швуа, «клятва», родственна слову шева, «семь», — и это намекает нам на то, что соединяют его с Седьмым днем, несмотря на то, что он входит в Восьмой день. С точки зрения его личного удовольствия, ему стоило бы остаться там, в Восьмом дне. Но для блага народа мы просим его вернуться в Седьмой день, чтобы привнести в него что-то от вкуса Восьмого дня. И именно выход первосвященника из Святая Святых, — а не вхождение его туда — является высшим моментом Судного Дня. И поэтому сказано в молитве Судного Дня: «Воистину величественен был первосвященник, когда он благополучно выходил из Святая Святых«.

Related Articles

Оставить комментарий

Check Also
Close
Back to top button
Translate »