70 народов на одном берегу

И когда Авраам увидел, что человеческое предприятие стало важнее человека, тогда он понял, что есть ошибка в диагнозе Нимрода.

Сразу же после описания потопа мы читаем очень интересные вещи.

«И был на всей земле один язык и речи единые» (11:1).

Первое слово, с которого начинается стих – это «и было». Мудрецы говорят, что в большинстве мест, где написано «и было», речь идёт о беде. Тогда можно сказать, что Тора видит проблему в том, что люди стали говорить на одном языке. Откуда я знаю, что до этого они говорили на разных языках? Посмотрите, что было сказано на два стиха раньше:
«Это сыновья Шема по семействам их, по языкам их, по странам их, по народам их. Это семейства сыновей Ноаха по родословным их, по народам их; и от них разделились народы на земле после потопа». (10:31-32) Мы видим, что сразу после потопа было семьдесят народов, говорящих на семидесяти языках (лашон[1]), и, несмотря на это, у них было одно наречие (сафа[2]).

Так в чём разница между сафа и лашон? Сафа – это как берег, берег реки – все находятся на одной стороне. Есть только одна партия, и они (все) на одном берегу (говорят на одном языке). «И речи единые» – они говорили об одном. И в этом проблема – не было оттенков, не было разных идентичностей. И хотя они должны были быть – ведь их было 70 народов – но видимо, что-то препятствовало человеческой культуре разветвиться по-настоящему. И это был страх того, что может случиться, если они перестанут говорить на одном языке. Ведь когда нет одного языка – то есть, нет единого мнения – тогда есть грабёж и насилие. И это именно то, чего опасались люди после потопа, ведь они знали, что потоп случился из-за войны между людьми. И поэтому они сказали себе: для чего нам снова входить в состояние, которое приведет к спорам друг с другом?

В связи с этим я хотел бы вам рассказать одну историю. Когда я был на Тайвани, я встретил там мастера Лин Зана – очень важную духовную личность. Человек, который верит в Единого Бога, верит в народ Израиля и в Танах. Он обучает своих учеников, как вести себя правильно – и это очень похоже на 7 заповедей сынов Ноаха, а также учит их молиться. Я спросил его: «Почему ты не учишь своих учеников учиться? Я не слышал, чтобы твои ученики цитировали стихи из Танаха, или чтобы они знали хотя бы один стих из Танаха». И тогда он ответил мне, что если они будут учиться, между ними будут споры, а если будут споры – это нарушит мир. Я понял, что этот человек боится споров. И это именно то, что происходило с тем поколением, о котором мы сейчас читаем – они хотели остаться на одном берегу. И тогда я объяснил ему, что у евреев в доме учения происходят две вещи: есть порядок учебы и порядок молитвы. Во время учебы все воюют друг с другом, никто не соглашается ни с кем. А в конце все молятся вместе. То есть, иудаизму удалось создать такое общество, в котором есть объединяющий фактор – например, молитва, а также фактор, который оставляет возможность разделения – и это учёба. Это очень важная вещь, но и то, что всем привычно в еврейском доме учения, было для него чем-то новым.

Когда рушится небосвод

И здесь мы также видим, что «был на всей земле один язык» – видимо, они очень боялись не быть на одной стороне. У Раши есть комментарий: «Они сказали: “Один раз в тысячу шестьсот пятьдесят шесть лет (период от сотворения мира до потопа) небесный свод рушится, как это было во время потопа…» То есть, они поняли так, что если потоп был в 1656-м году, значит есть такая цикличность – каждые 1656 лет небесный свод рушится.

«…давайте сделаем для него подпоры». Они сказали себе: лучше сделать башню, чтобы небосвод не упал. Я хочу понять, что они имели в виду – что значит «небосвод рушится»? Мы уже говорили об этом не раз: в чём трудность человеческого существования? То, что трудно человеку – это противостояние ценностей: человек должен одновременно реализовывать ценности, которые противоречат друг другу.

Согласно мидрашу – чтобы сотворить человека, потребовалось согласие четырёх ангелов, имена которых Милосердие, Истина, Справедливость и Мир. Место, где ценности могут не противоречить друг другу – это Небеса. В нашем, земном мире, когда мы на земле, нам не удается реализовать сразу все ценности вместе. И это нормально – ведь мы находимся в несовершенном мире. Но время от времени «небосвод рушится». Что значит «небосвод рушится» – над нами идёт суд, мы предстаём на суд. И нужно проверить, удалось ли нам соответствовать критериям небесных ценностей. И если нам это не удается – а ведь невозможно, чтобы нам это удалось по-настоящему – тогда происходит потоп. И поэтому они хотели удержать небо от обрушения. То есть, они хотели, чтобы человек не представал на суд. А самый лучший путь для этого – сделать человека как бы «плененным ребенком» [3]. Ведь меня можно осудить по закону, который я нарушил, только если я знаю этот закон. Если я не знал закона, тогда я оправдан – в противоположность тому, что принято сегодня в судебной системе, унаследованной от римского права, что незнание закона не освобождает от ответственности. Согласно еврейкой ѓалахе, незнание закона действительно освобождает. То есть, если я не знал, что запрещено совершать определенное действие, я невиновен. И поэтому нужно было найти способ занять людей таким образом, чтобы они не думали ни о чём, кроме предприятия, которое они хотели построить. И это строительство башни, то есть, башня давала людям занятие. Если вы строите огромную башню, которая должна достигнуть небес – тогда понятно, что люди будут рождаться, когда башня строится, и умирать, когда башня еще не закончена. И они проводили всю свою жизнь в строительстве башни. И тогда получается, что они также не занимались различиями между ними, и, само собой, был мир между людьми.

Авраам и Нимрод, два идеалиста

Нимрод был очень большим идеалистом, он хотел блага человечеству. Он поставил миру диагноз, что состояние мира ужасно, и это вина Того, Кто сотворил этот мир. И поэтому решением будет забыть Того, Кто сотворил этот мир. Эту идею, что присутствие Владыки мира обременяет человека и приводит человека к провалу – мы находим в христианстве по отношению к Торе. Христианство говорит, что умножение заповедей – это то, что вредит человеку, поскольку у него появляется больше возможностей нарушить их, а значит удалиться от Творца. Можно также сказать, что само присутствие дополнительного фактора, кроме моей личности – это тоже обременяет.  Например, я слышал, что в одном из колхозов однажды сказали: «нет больше поставки душ». То есть, души – это излишнее, и поэтому лучше обходиться без этого. В этом была идея Сталина, который также говорил о бремени души для человека. Если так, то можно рассматривать Нимрода как великого идеалиста, который установил тоталитарный коллективистский режим, причём, именно потому, что любил людей. Посмотрите 11-ую главу книги Берешит, там написано: «и сказали: давайте построим нам город», «давайте сделаем кирпичи». Выражение «давайте» – тоталитарное выражение. Потому что оно подразумевает, что все согласны. И после того, как сказано, что все мы согласны, мы устроим голосование в столовой кибуца, и все должны думать то же самое. Потому что тот, кто не будет так думать, сразу почувствует себя исключением. В этом была большая опасность вавилонской башни.

То, что я хочу рассказать, что согласно раву Аврааму ибн Эзре, праотец Авраам также был среди строителей башни. И мне кажется, что Авраама, видимо, привлекал идеализм Нимрода – он увидел в нём человека, который хочет блага человечеству и имеет практическую стратегию, как решить проблемы человечества. Это очень очаровало Авраама, но потом что-то изменило его позицию. Я могу представить себе Авраама свидетелем одной из историй, что рассказываются в мидраше Пиркей де раби Элиэзер. Там говорится, что когда человек падал с башни во время строительства – не обращали внимания на него, но если падал кирпич, тогда сидели на земле и плакали, говоря: «когда же поднимут новый кирпич на замену?!» И когда Авраам увидел, что человеческое предприятие стало важнее человека, тогда он понял, что есть ошибка в диагнозе Нимрода. И хотя состояние мира ужасно, но виноват в этом не Владыка мира, а тот факт, что забыли Того, по слову Которого возник мир. И тогда Авраам восстает против восставшего[4], чтобы вернуть царство Тому, по слову Которого возник мир. Можно сказать, что Авраам и Нимрод – это два очень близких по духу человека. И вместе с этим их практические стратегии совершенно противоположны.

[1] Лашон – 1. язык как анат. орган 2. язык как способ общения.

[2] Сафа – 1. губа 2. берег, край 3. язык как способ общения.

[3] Плененные дети — так называют евреев, получивших нееврейское воспитание, приравнивая их к детям, захваченным в плен и выросшим среди чужеземцев.

[4] Нимрод – от корня МРД – восставать, бунтовать

Урок 11. Курс Торы для начинающих, рав Ури Шерки

видеозапись урокаhttps://www.youtube.com/watch?v=d5LXjISQVi4

Перевод с иврита – Андрей Уваркин.

Добавить комментарий