Рав Ури Шерки

Трубочисты у врат Бесконечности

Story Highlights
  • Причина греха: отсутствие диалога

Несколько неевреев задавали мне вопрос: «Скажите, что вы, еврейский народ, добавляете миру?» Мне несколько раз задавали такой вопрос, по разным причинам, и я сказал им: «Мы добавляем трубу». То есть, мир подобен дому, у дома есть потолок, и потолок его защищает. Зачем нужен потолок? Потому что невозможно миру стоять прямо перед Творцом – это очень опасно. Это нарушает нашу стабильность, и поэтому у нас есть «потолочные» факторы, которые защищают нас – природа и наше самосознание.

Мы живём внутри пузыря размером с весь космос. Но в этом потолке необходимо отверстие для проветривания — труба, и мы, евреи, чистим эти трубы. Поэтому иногда мы немного чёрные[1], и не выглядим красиво – ведь мы заняты тем, что открываем отверстие для вентиляции между миром и Бесконечностью. Поэтому те, кто этим занимается — то есть мы — должны быть немного ненормальными.

Нормальный человек, я считаю – это нееврей. Он человек природный, нормальный, довольный жизнью в этом мире. Но есть кто-то, кто обеспечивает для него связь с Божественным. И это вовсе не обязательно религиозный еврей, но народ Израиля в целом. Он всей своей историей представляет собой эту точку связи. И поэтому, если у нас есть, что сказать народам — то именно это. И я думаю, что наш диалог должен быть универсальным, он должен быть таким: «вы пришли услышать слово Всевышнего».

В глазах обыкновенного израильтянина это выглядит совершенно нереально и чересчур религиозно. Но как раз для человеческой культуры это само собой разумеется. Ведь народы видят в нас тех, кто должен прийти от имени Всевышнего (Бога, открывшегося в Торе). Не от имени Аллаха или какого-либо фундаменталистского фактора (тех человеческих представлений о Боге, которые есть у других народов), но от Того, Кто на самом деле приходит освободить человека от рабства природы. Чтобы услышать слово Бога, нужны пророки. Но проблема в том, что уже 2400 лет у нас нет пророков. То есть, сейчас мы находимся в положении, когда традиция пророчества прекратилась. И мы очень стараемся возродить эту традицию пророчества. Часть наших усилий – это возрождение государства Израиль, часть того, что мы делаем – это смесь между Тель-Авивом и Иерусалимом[2]. Это часть процесса.

Возможно, есть необходимость в том, чтобы сообщество народов мира поняло это, тогда будет шанс, что общество Израиля, в целом, это поймет. И в конце я оставляю это религиозным — и тогда, возможно, что и раввины наконец поймут это. Я думаю, очень важно, чтобы это шло именно в таком порядке. Потому что если это начнется с инициативы религиозных людей, то мы автоматически заморозим все процессы.

Как я сказал в свое время профессору Карло Штренгеру[3], когда он спросил меня, не думаю ли я, что религия возвращается к влиянию в мире? Я сказал: к сожалению, да. А нужно, чтобы Бог вернулся к влиянию в мире. А Он, как сказал Франц Розенцвейг[4], не сотворил религию — Он сотворил мир. И мы должны представлять Его слово, как слово Того, Кому есть дело до всего мира и даже до религии.

https://www.youtube.com/watch?v=lkxupGNZ9vI

[1] Чёрные – так на сленге называют ультра-ортодоксов за то, что они носят чёрные костюмы и шляпы.

[2] Имеется в виду светская и религиозная культура.

[3]  Карло Штренгер (1958-2019), швейцарский и израильский философ, психоаналитик, социальный мыслитель левоцентристского направления.

[4] Франц Розенцвейг (1886-1929) – немецко-еврейский философ.

Перевод Андрея Уваркина

Related Articles

Оставить комментарий

Back to top button
Translate »